Главная / Ростовские характеры и лица / Ростов своими словами. Орфей или несколько мгновений из жизни Николая Скрёбова

Ростов своими словами. Орфей или несколько мгновений из жизни Николая Скрёбова

Пхида
Александр Семёнович

Александр Пхида около 20 лет в штате и вне штата служил радиожурналистом Телерадиокомпании «Дон-ТР», руководил Студенческим театром Ростовского государственного университета, преподавал в Ростовском педагогическом университете, в настоящее время работает в Ростовской областной детской библиотеке имени В.М. Величкиной.

Читать полностью »

Этот очерк был написан по просьбе дочери Н.М. Скрёбова Натальи Скрёбовой для готовящейся к изданию книги воспоминаний о нём его друзей и коллег по работе и творчеству "Чему душа свой трепет отдала".

Нажмите для увеличения. Ростовский поэт Николай Скрёбов Фото с сайта shahti.bezformata.ru
Ростовский поэт Николай Скрёбов Фото с сайта shahti.bezformata.ru

Ростовский поэт Николай Скрёбов Фото с сайта shahti.bezformata.ru

Первое моё знакомство с Николаем Михайловичем Скрёбовым, как и подобает знакомству с настоящим поэтом, началось с его стихов. Песни на стихи Николая Скрёбова со сцены ростовского ТЮЗа под гитару пел актёр Аристарх Ливанов, декламировал его строки из «Баллады о вечном Орфее» в том же спектакле артист Александр Габ. Первоначальное представление об авторе песен к этому спектаклю так и собралось для меня из облика этих артистов, усиленное образом мифического Орфея. Поэтому, встретив спустя годы реального Николая Михайловича на радио «Дон-TР», я первым делом удивился отсутствию в его руках кифары или на худой конец гитары, а также маячащей за спиной Эвридики.

Шутки в сторону, но спектакль «Орфей или три дня из жизни Ричарда Тишкова» по пьесе Леонида Жуховицкого, в постановке Юрия Ерёмина, в 1974 году для меня недавно демобилизовавшегося из армии, да, думаю, и для многих моих сверстников и зрителей чуть моложе, явился поистине тем Орфеем, за звуками и смыслом песен которого хотелось идти, хоть на край света. Эти песни зазвучали в моей жизни как нельзя к месту и вовремя и, сплетаясь в единый венок мелодиями композитора Бориса Горбенко, скрепляясь мыслями строк Скрёбова, становились той путеводной нитью, следуя которой можно было выйти на нужную дорогу. «Не верю я, что жизнь не дорога, не рвётся нить, натянутая туго... Хочу иметь хорошего врага и не хочу иметь плохого друга».

Нажмите для увеличения. Сцена из спектакля Орфей Л.Жуховицкого Зина – М.Лобанова, Ричард Тишков – А.Ливанов. Фото из книги Галины Скрёбовой Из темноты кулис
Сцена из спектакля «Орфей» Л.Жуховицкого Зина – М.Лобанова, Ричард Тишков – А.Ливанов. Фото из книги Галины Скрёбовой «Из темноты кулис»

Сцена из спектакля «Орфей» Л.Жуховицкого Зина – М.Лобанова, Ричард Тишков – А.Ливанов. Фото из книги Галины Скрёбовой «Из темноты кулис»

Посижу. Покурю. Подумаю.

Помолчу. Такие дела...

Я никак не найду мечту мою,

А она у меня была.....


Дам отбой своему бессилию,

Натяну покрепче узду.

Даже если ты птица синяя,

Всё равно я тебя найду.

Такие бесхитростные с позиции пройденного времени и жизни слова, тогда, добытые для нас на сцене простым парнем с королевским именем и заурядной фамилией, постигавшим вместе с нами и для нас, что есть дружба, любовь, верность, подлость и предательство, звучали как откровение. Они усиливали многократно драматическую коллизию пьесы, придуманную писателем, становясь её живым обнажённым нервом.

Спустя год или два, став уже студентом университета, с гитарой на плече и выученными на слух от бессчётного просмотра спектакля «Орфей» песнями, я оказался во время летнего «трудового семестра» на Багаевском консервном заводе. Там однажды, совершив «филологический набег чести» в поселковый книжный магазин, мы обнаружили недавно изданный «Советским писателем» сборник стихов Николая Скрёбова «Южная вьюга». Были там и тексты уже заученных мною песен и другие, ещё неведомые стихи.

Любила или не любила,

А лишь хотела полюбить,

Но это всё же в жизни было

и в смерти этому не быть.

Любила или не любила -

Теперь как будто всё равно...

Благодарю за всё, что было

Давным-давно, давным-давно!

Моими стараниями (рассказами о спектакле и песнями у костра) о Скрёбове знали уже многие, и мы сделали выручку магазину, скупив весь имевшийся в нём в наличии тираж этой книги. Сборник стал самой читаемой книгой в наших рабочих палатках и фанерных домиках. Скрёбов помогал выговорить нежные чувства, которые, как заметил когда-то Овидий, он же Назон, особо бурно возгораются на сельхозработах. Стихи Скрёбова и стали для нас тогда грамматикой чувств.

Нажмите для увеличения. Фото сборника стихов Н.Скрёбова Южная вьюга
Скребов, Н. М. Южная вьюга [Текст] : стихи / Николай Скребов ; [худож. В. В. Локшин] . - Москва : Советский писатель, 1976. - 126 с. : ил. Фото сборника стихов Н. Скрёбова «Южная вьюга»

Фото сборника стихов Н.Скрёбова «Южная вьюга»

Особо понравившиеся строки беззастенчиво подчёркивались в его книге и с наглой дарственной надписью под обложкой вручались девам юным с обещанием «любови вечной на земле». Девы в ответ, используя ту же книгу, также не скупились на обещания.

Следующая моя встреча с Николаем Михайловичем случилась уже в конце семидесятых на радио «Дон-ТР». Будучи одним из ведущих «Театрального клуба «Галёрка», программы редакции молодёжного вещания «Парус», я неоднократно проходил, пробегал, пролетал в дни записи очередного нашего выпуска мимо кабинета с фамилией «Скрёбов». Николай Михайлович был тогда, кажется, главным редактором литературных радиопрограмм. И вот однажды, проводив в этот кабинет одного из моих приятелей, начинающего литератора, пожелавшего услышать совет мэтра, я остановился в ожидании его у этой двери. После бесконечно долгой, как мне показалось, их беседы, счастливый приятель появился в коридоре в сопровождении хозяина кабинета. Николай Михайлович поздоровался со мной, как со знакомым, сказал что-то одобрительное по поводу «Галёрки», которую, как оказалось, он уже неоднократно внимательно слушал, пожелал нам с приятелем дальнейших успехов, каждому на своём поприще, и вернулся в свой кабинет.

Нажмите для увеличения. Николай Скрёбов в фонотеке Радио-Дон-Тр. Фото с сайта ГТРК- Дон-ТР
Николай Скрёбов в фонотеке «Радио-Дон-Тр». Фото с сайта ГТРК- «Дон-ТР»

Николай Скрёбов в фонотеке «Радио-Дон-Тр». Фото с сайта ГТРК- «Дон-ТР»

С этого времени я стал узнавать нового для себя Скрёбова без кифары и Эвридики. Звуки его песен, впрочем, не умолкали и не умолкают для меня до сих пор в новых сборниках стихов Николая Михайловича, которые я не переставал приобретать, а позже даже получать в подарок от самого автора. Но к этому прибавилось ещё и достаточно регулярное и каждодневное, порой, правда, прерывавшееся на месяцы и годы профессиональное журналистское общение. После многих лет внештатного сотрудничества в какой-то момент я оказался в штате телерадиокомпании и здесь, как показалось, Николай Михайлович даже стал меня незаметно и негласно, но как-то особенно по-отечески опекать. Вступался на планёрках, если кто-то из коллег особенно усердствовал в «настойчивом непонимании» моих творческих предложений и опытов, мягко разъяснял мне в приватных беседах после эфира мои ошибки. Это при том, что, порой, мы с ним даже становились соперниками, как в эфирном пространстве, так и в некоторых радиоконкурсах. На одном из таких областных журналистских соревнований, однажды нам удалось обойти «ЛиМузИн» (обозрение Литература, Музыка, Искусство) Николая Михайловича своей программой «Человек с рублём». Её мы делали внештатно с группой моих университетских друзей Андреем Ракулем, Вадимом Клепфишем и Виктором Серпионовым. У официального руководства «Дон-Тр» наш успех тогда особого восторженного отклика не вызвал, единственным человеком, который радовался этому, едва ли не больше нас самих, был наш «соперник» Николай Скрёбов. Одним из первых поддержал Николай Михайлович впоследствии и моего «Робина Бобина, для тех, кто не только жуёт, но и живёт с аппетитом». Он же в своё время подарил название и «Площади культуры», программе, которой я посвятил около восьми лет жизни в эфире ростовского радио. Вообще, роль и место Николай Михайловича в жизни радио «Дон-ТР» были уникальны. Любой, кто когда-то работал вместе с ним, может вспомнить как в каждой спорной ситуации, возникавшей в тот или иной момент, тут же бежал в его прокуренную (а курильщиком Николай Михайлович был заядлым), но открытую всем ветрам редакторскую каюту. На все вопросы, вопреки господствовавшей тогда марксистско-ленинской практике, у нас отвечал Скрёбов. Будь-то правильная постановка ударения в слове, уточнение даты отечественной или мировой истории, составления графика эфирного программирования. В эфирном пространстве он не пропускал ничего от выпусков новостей до рекламных объявлений, хоть это и не входило в его непосредственную должностную обязанность (бесценное качество на планёрках, особенно при наличии недобросовестных недельных обозревателей). Во всех перечисленных и не перечисленных случаях все тут же обращались к Николаю Михайловичу.

Нажмите для увеличения. Николай Скрёбов. Фото с Фото с сайта werawolw.ru
Николай Скрёбов. Фото с Фото с сайта werawolw.ru

Своим интеллигентным обликом в непременном костюме с галстуком, академической основательностью ответов, сухостью и прямотой фигуры и заострённостью черт лица, порой, он напоминал мне академика Лихачёва. Но чаще - мудрого и доброго сельского учителя. Не в провинциально уменьшительном смысле, а как раз, напротив, в присущей нашей традиции, просветительской крупности этого образа: уважаемого всеми мудреца с непререкаемым авторитетом, вобравшего в себя полный кладезь знаний о мире и человеке, а не только об отдельном утилитарном предмете общего образования. Рядом с Николаем Михайловичем многие из нас чувствовали себя тянущимися к знаниям «толстовскими Филиппками», знающими, что в трудную минуту нам всегда есть к кому обратиться.

Нажмите для увеличения. Шуточный портрет Николая Скрёбова, подаренный ему к 70-летнему юбилею. Фото с сайта rrosrp.livejournal.com
Шуточный портрет Николая Скрёбова, подаренный ему к 70-летнему юбилею. Фото с сайта rrosrp.livejournal.com

Шуточный портрет Николая Скрёбова, подаренный ему к 70-летнему юбилею. Фото с сайта rrosrp.livejournal.com

И ещё об одном его качестве хотелось упомянуть особо. При всей своей занятости и максимальной погружённости, как только что было отмечено, в заботы и дела родного радио, при активнейшем участии в литературной жизни области (о чём, уверен, кто-то ещё неоднократно вспомнит), у Николая Михайловича всегда доставало душевных сил, энергии и фантазии откликаться на наши, разного рода «несерьёзные затеи» по организации корпоративных праздников, юбилейных капустников и календарных торжеств.

Из сочинённых к ним его шутливых панегириков могла бы наверно сложиться уникальная энциклопедия культурной жизни Ростова и области. Когда-то у меня даже возникла счастливая мысль собрать всю эту литературно-карнавальную мозаику под одной обложкой. Увы, что-то не заладилось, не сложилось, и момент был упущен.

Но сегодня, вспоминая Николая Михайловича, хотя бы некоторые из его добрых посланий всё же захотелось перечитать вновь. В них также сохранилась частица его теплоты и душевной щедрости обращённых к нам. Процитировать их мне разрешили друзья и многолетние коллеги Николая Михайловича по работе и творчеству. Долгие годы руководившая молодёжной редакцией радиовещания «Парус», редактор и ведущая программ радио «Дон-Тр» Татьяна Прокудина.

Нажмите для увеличения. Послание Татьяне Прокудиной
Послание Татьяне Прокудиной

И вот ещё обращение к друзьям и ученикам из литературного объединения «Созвучие» и участникам фестиваля «Ростовская лира». Его в своём архиве сохранил нынешний руководитель «Созвучия», ростовский поэт Александр Соболев. В шутливом послании Николай Михайлович раскованно молодо и даже чуть хулигански перелистал страницы творчества своих молодых собратьев по перу, обыграв названия и строки их творений.

А Н А П С И Х

(четырехстопный анапест с отклонениями)

Опираясь на членство Союза писателей,

Озираясь тайком на батайскую степь,

От лица проницательных лирочитателей

Торжество Семицветья дерзаю воспеть.


Тонкий запах свиданья берёт меня за душу,

Где-то сакура тянет цветистую ветвь,

У Леончик уже прижились делаландыши

И особенно сочный глагол отыметь.


У Скорпины и серость грустит по-особому,

От Вольховской клопы разбежались в тоске,

А слегка бронзовеющий в отпуске Соболев

Отчебучил триптих на другом языке.


У Балюнис распластанным солнцем полуденным

Уложился я в лужу, как дервиш в пивной,

А дебютами Скибы, Ветренко и Лунина

Пол-созвездия Лиры взошло надо мной.


Койсужанка, эсквайр, как всегда, упоительна,

Лишь в одном я Галину дополнить бы мог:

Там, где ласточкой Фет пролетает стремительно,

Под стрехой гамаюном пристроился Блок.


Начитавшись Исачкина, вспомнил Тургенева

И поник с остывающим жанром в груди,

Сознавая, что всё-таки Оля Андреева

На четыре лошадки всегда впереди.


Впрочем, что-то не так, - повторяю за Олею,

Но другой, чей божественный Воланд грустит, -

Не хватает немножко того своеволия,

Что не всякий читатель поэту простит.


Ни лобка, ни пупка, даже попка – небесная –

Ждёт, когда телебашня уколет, как шприц

То-то были когда-то сравненья телесные,

Загонявшие в краску не только девиц!


Я, наверно, уеду от вас в Колузаево,

Взяв на сдачу от пива сидячий билет,

Потому что ни Гены тут нет Залезаева,

Ни Людмилы Зайцевской, ни Кэт Бандилет…


Нет! Останусь. И всё-таки буду надеяться,

Что по осени всех, как цыплят, соберёт Лирафест, -

Никогда никуда и никто от Леончик не денется,

Я и сам иногда петушком забираюсь на Лирин насест.


Я прилежно спрягаю эпитеты,

Нежно склоняю глаголы –

Всё мне в кайф: улюлюканье, топот и свист,

Потому что усёк: откреститься от лировской школы

Может только отпетый язычник-лингвист!

 Н.Скрёбов

29 июля 2007 года.

Однажды, поддавшись обаянию адресованного мне скрёбовского послания, я тоже дерзнул «ямбом подсюсюкнуть» ему в ответ. И постарался переделать для этого строчки из его «Песенки о счастливых билетах».

Нажмите для увеличения. На одной из встреч, посвящённых творчеству Николая Скрёбова, в ростовской библиотеке имени В.М.Величкиной. Фото с сайта библиотеки rodb-v.ru
На одной из встреч, посвящённых творчеству Николая Скрёбова, в ростовской библиотеке имени В.М.Величкиной. Фото с сайта библиотеки rodb-v.ru

На одной из встреч, посвящённых творчеству Николая Скрёбова, в ростовской библиотеке имени В.М.Величкиной. Фото с сайта библиотеки rodb-v.ru

Без метро могу прожить и без троллейбуса,

Автотранспорт мне не нужен, так и знай:

Требуется, требуется, требуется

Мне для счастья лишь единственный трамвай.

 У меня получилось:

Без Донцовой проживу и без Устиновой

И Корецкий мне не нужен, так и знай:

Требуется, требуется, требуется

Мне для счастья только Скрёбов Николай.

В скрёбовской песенке говорилось о чудесном трамвае, в котором пассажирам доставались только счастливые билеты. Сам Николай Михайлович щедростью своего таланта, внимания и доброты, думаю, осчастливил не одного своего жизненного попутчика. Мне один из таких памятных билетиков однажды достался на поэтическом вечере, который я проводил на сцене ростовского Молодёжного театра (бывшего ТЮЗа). На той самой, почти мифологической для меня сцене, спустя тридцать лет после первой заочной встречи, я стоял уже с хорошо знакомым и дорогим мне человеком и вместе с Николаем Михайловичем повторял под аккомпанемент гитары, а может быть и кифары:

Ты хочешь – пой, не хочешь – тоже пой

Не жди хвалы, богатства и почёта…

За право быть всегда самим собой

Плати всю жизнь по счёту и без счёта.

И ещё строчки, которых не было в старом спектакле, но они были в сборнике Скрёбова и мы тоже пели их в два голоса со сцены театра. Слышала бы нас в этот миг Эвридика!

Нажмите для увеличения. Орфей и Эвридика Фото с сайта mkrf.ru
Орфей и Эвридика Фото с сайта mkrf.ru

Орфей и Эвридика Фото с сайта mkrf.ru

Пока живём в галактике родной,

Пока земля верна своей орбите,

Ты счастье дай душе, хотя б одной.

Ты дай отбой, хотя б одной обиде...

Он дал, он спел, он успел.

И совсем напоследок одна, почти мистическая история.

Спустя какое-то время после ухода Николая Михайловича, его дочь Наташа пригласила меня поучаствовать в вечере его памяти в Донской публичной библиотеке. Я поделился своими воспоминаниями с собравшимися, спел несколько песен из «Орфея», и уже было направился к выходу, как меня окликнул и догнал фотограф, снимавший эту встречу. На экране дисплея фотоаппарата он показал мне только что сделанный снимок. На первом плане стоял я с гитарой, а в глубине зала за моей спиной и надо мной проступало изображение Николая Михайловича. Экран, на который во время вечера проецировались разные его фотографии, на снимке не был заметен и, казалось, мы снова поём дуэтом.

Верю, это было не последнее наше совместное выступление.


Скажи свое слово о любимом городе!

Вы можете отправить свой текст, напечатав его в поле "Примечание", либо  прикрепив файл с текстом.


* Поле, обязательное для заполнения

CAPTCHA