Главная / Ростовские характеры и лица / Глава из книги «Доктор Бабиян (рассказ о настоящем профессионале)»СущийСергейЯковлевичРостовские характеры и лица

Глава из книги «Доктор Бабиян (рассказ о настоящем профессионале)»

Сущий
Сергей Яковлевич

Наш современник, ростовчанин.

Учёный-социолог, доктор философских наук.

Специалист в области социологии и социодинамики культуры, исторической географии русской культуры, этнодемографических процессов на Юге России. Автор 14 научных монографий.

Читать полностью »
Фото с сайта rrosrp.livejournal.com

Литературой занимается с середины 80-х. В 2000 г. вступил в Союз российских писателей. Поэт, прозаик. Публиковался в столичной и донской периодике (журналы «Знамя», «Арион», «Дети Ра», «Дон», «Ковчег»).

Основные произведения

Поэтические сборники: Прогулки под солнцем; Город-март ; Стебель; Академия любви ;
ПРОЗА: Дом под летним небом; Доктор Бабиян; Губернаторский кот.

В этом разделе «Занимательной Ростовологии» мы размещаем одну их историй Сергея Сущего об удивительном ростовском докторе и его фантастической лечебной практике.



От автора

Редактор-составитель ростовского краеведческого ежегодника Семен Олегович Тугорлык любезно предоставил мне возможность поместить в очередной выпуск его издания материал о нашем выдающемся земляке, Григории Борисовиче Бабияне.

Конечно, в городе есть люди, знавшие его лучше, чем я, в особенности - в медицинской среде, где он был одной из самых ярких фигур. И наверняка уже в самом скором времени появятся обширные труды, посвященные этому замечательному человеку. Предваряя их, я хотел бы в свободной форме описать несколько случаев из его богатейшей практики.

Историй о Бабияне и его пациентах существует великое множество. Но чаще всего, к сожалению, это лишь фантастические и нелепые версии реальных событий. Я убеждался в том многократно, особенно с тех пор, как стал серьезно изучать профессиональную биографию Григория Борисовича. Уникальный характер болезней большинства его пациентов не позволял порой даже серьезным исследователям отделить вымысел от правды. И если бы не личное знакомство с Григорием Борисовичем, я тоже вряд ли бы справился с поставленной задачей.

 Картина Рене Магритта «Награда поэта» Фото с сайта bigartshop.ru
Картина Рене Магритта «Награда поэта» Фото с сайта bigartshop.ru

Картина Рене Магритта «Награда поэта»

Сейчас в моем архиве скопилось около пятидесяти историй из его врачебной практики. Все они, по сути, документальны и представляют собой художественно обработанные, а иногда лишь стилистически выправленные рассказы очевидцев и непосредственных участников.

Выбрать восемь историй для ежегодника было очень сложно, ведь каждая из них чем-то замечательна, если не уникальна. Но и то, что вошло в этот сборник, на мой взгляд, достаточно точно передает особенности диагностического метода Григория Борисовича и его несомненный профессиональный гений. Но прежде о том, как сам я узнал о докторе Бабияне. Это отдельная история, которая и будет первой.

Май 2036 года

Акация

I

 Цветущая акация. Фото с сайта ocenka135.ru
Цветущая акация. Фото с сайта ocenka135.ru

Цветущая акация

Уже почти двадцать лет, как умер дядя Валерий, брат моей матери. Собственно говоря, Бабиян не имел к его судьбе никакого отношения. Но именно благодаря дяде, точнее, его дневнику, я в первый раз услышал о Григории Борисовиче.

Дневник – слишком сильно сказано. Вся жизнь дяди Валерия уместилась на десятке школьных страничек в клеточку, и это притом, что он вел записи на протяжении лет сорока. Судя по датам, он брался за дневник не чаще раза в год, выдавливая из себя по несколько строк. Быть может, он и не вел бы этого дневника, но ему не с кем было поделиться некоторыми особенностями своей жизни, кроме как с бумагой.

Дядя отдал мне эту тетрадку в онкологическом отделении сельмашевской больницы, когда жить ему оставалось всего дня три-четыре. Я учился на третьем курсе филфака и пришел его навестить. Когда я уже собрался уходить, дядя достал из тумбочки тетрадку и протянул мне.

- На вот возьми. Ты же у нас литератор... Только моим не показывай - они меня и так за идиота держат.

Дядины записи я прочитал неделю спустя, когда его уже не было...

II

Акация родилась на пару месяцев раньше дяди - по крайней мере, его мать, моя бабушка, впервые заметила проклюнувший росток, когда была на седьмом месяце. Одно из окон дома, где она жила, выходило на соседний переулок. И вот, стоя перед окном, бабушка увидела у стены ближнего дома, где никогда ничего не росло, зеленый росток - будущее дерево.

 Росток будущего дерева. Фото с сайта brhk.ru
Росток будущего дерева. Фото с сайта brhk.ru

Росток будущего дерева

Выходит, акация и дядя были ровесниками, хотя акация всегда и во всем оказывалась чуть впереди его.

Когда дяде было около двадцати лет, ему пришла мысль, что движения ствола и веток акации предвосхищают повороты и события его жизни. Примерно в это же время дерево сильно повело в сторону, а через полгода дядя ушел с третьего курса технического вуза и устроился разнорабочим в геологическую партию.

Я хорошо помню, что дядя не был суеверным. Но, судя по дневнику, он абсолютно верил в свою связь с акацией и всерьез считал ее своим «амулетом». К тридцати годам они оба выправились, вошли в полную силу.

Акация широко раскинулась в переулочном проеме - начиналась почти у стены, не мешая проезжать машинам, а затем выстреливала в сторону, и уже на высоте трех метров ее ствол был на середине проулка. Затем, слегка поплутав воздухе, уже над соседской крышей, она сворачивала обратно, компенсируя свой первый изгиб.

Дядя к этому возрасту тоже нащупал точку равновесия. Женился, стал отцом - сын и дочь. Из геологии ушел, поменял еще несколько профессий и нашел место точно по себе – стал бригадиром вахты нефтяников, летавшей на две недели каждого месяца под Салехард.

 Дядя с друзьями по работе. Фото с сайта mineralforum.ru
Дядя с друзьями по работе. Фото с сайта mineralforum.ru

Дядя с друзьями по работе

Уезжая и возвращаясь с вахты, он неизменно подходил к окну, из которого была видна акация, и здоровался или прощался с деревом, пробегая взглядом по его стволу. Это стало для него своего рода обязательным ритуалом.

 Он смотрел на дерево. Фото с сайта mailanka.blogspot.ru
Он смотрел на дерево. Фото с сайта mailanka.blogspot.ru

Он смотрел на дерево

Теперь любое важное дело он начинал с того, что смотрел на дерево, стараясь по движению его ветвей угадать возможный результат своего начинания.

В октябре 1989 года, когда дяде Валерию и акации было по полных 35 лет, он, вернувшись с вахты и подойдя к окну, не увидел дерева. Выяснилось, что при сильном ветре акация начала цеплять одной из боковых веток проводку. Приехавшая бригада ветку спилила, а потом, критически осмотрев извилистое дерево и переговорив с жильцами: «лет десять - пятнадцать и все равно падать начнет - больно косое», спилила акацию под корень.

Удар оказался беспощадным. Дядя простоял перед окном до глубоких сумерек и с того дня начал готовиться к беде. Он не знал, откуда она придет и в каком обличии, и боялся не столько за себя, сколько за жену, детей и мать, за свой дом. Он готов был защищаться, но не знал, от кого.

Прошло несколько месяцев, но ничего не случилось. Потом – год и еще год, а дядя по-прежнему был готов к любой неожиданности, убежденный, что смерть акации не пройдет для него бесследно. Примерно в это время он впервые ощутил странную, расплывчатую боль в грудной клетке.

Терапевт и хирург районной поликлиники лишь пожали плечами: «ничего определенного». Но время шло, а боль не проходила. Она шла изнутри и, казалось, раздвигает все его тело. При этом боль не была изнурительной и не мешала жить и работать. Раза два по настоянию жены дядя все же ложился в стационар на обследование, выписываясь оттуда с неизменным диагнозом - «Здоров».

К тому времени он уже знал, что внутри него растет акация, из-за чего каждый день на несколько часов движения его затруднялись, а иногда становилось тяжело дышать. Дядя знал, что когда акация достигнет внутри него своего предела, оба они умрут. Поняв причину своей боли, он легко к ней привык, и терпеть ее стало легче. Дядя, конечно, никому не рассказал о своем открытии - да и кто из родных поверил бы ему? – но начал вести свой сверхлаконичный дневник.

С должности бригадира ему пришлось уйти, и он устроился охранником коммерческой автостоянки: спокойно и денежно. Теперь во сне он часто видел эту внутреннюю акацию.

 Внутренняя акация дяди Валерия. Фото с сайта tattoopinners.com
Внутренняя акация дяди Валерия. Фото с сайта tattoopinners.com

Внутренняя акация дяди Валерия

Дерево имело ту же форму, что и в первый, «переулочный», период своей жизни. Размеры его, конечно, были теперь другими, но общие пропорции сохранились. Дядя Валерий ощущал каждый изгиб акации, безошибочно определяя, какое положение надо принять, чтобы и дереву, и ему самому было удобнее.

Через десять лет, когда дети его были уже в старших классах, дяде стало трудно поворачивать голову. Он знал причину: верхушка акации достигла ключиц и нашла дорогу вверх через горло. Это также значило, что жить ему осталось максимум три-четыре года - пока дерево будет двигаться к темени. «Хорошо, когда знаешь, что тебя ждет и сколько тебе отпущено, - записал он в дневнике. - Несколько лет, это такая уйма времени...»

Дядя выучил сына, выдал дочь замуж. Когда начались сильные головные боли, он понял, что акация вышла к мозгу, и стал готовить жену и детей к мысли о своей скорой смерти. Это оказалось самым трудным. Родные выходили из себя и слышать ничего не хотели о дядиной скорой кончине. Но все же решили перестраховаться. Тогда-то и состоялась единственная встреча дяди Валерия с Бабияном. Дядя пришел на прием против своего желания - упросила жена, прослышавшая о городском Айболите от подруг.

Встреча получилась короткой. Минут пять Григорий Борисович сосредоточенно пульпировал подушками пальцев дядину грудь, ключицы и предплечья, затем слушал его дыхание. Потом еще помучил его каким-то прибором, зябко покалывавшим кожу. После этого, подняв лицо от окуляра, он посмотрел на дядю с задумчивым изумлением и произнес одно слово:

- Дерево...

Дядя не понял, вопрос это, вывод, недоумение или же все сразу.

- Что-то невероятное... - Бабиян снова прилип к окуляру. Через минуту он снова повернулся к дяде.

- Вы смогли бы прийти завтра? Съездим в больницу водников на Верхненольной. У них - единственный в городе трополограф третьего поколения. У вас... - он запнулся, - у вас, судя по всему, абсолютно уникальный случай. Но боюсь говорить заранее... Так вы сможете завтра?

- Смогу, - сказал дядя Валерий, но не пришел.

Через несколько дней Бабиян, разыскав где-то его домашний телефон, позвонил сам. Но дядя наотрез отказался от дальнейшего обследования. Всё, что нужно, он знал о себе и так, а провести последние годы жизни в качестве подопытной крысы не хотел. На том они с Бабияном и распрощались.

 На том они с Бабияном и распрощались. Фото с сайта mdgk.pikches.ru
На том они с Бабияном и распрощались. Фото с сайта mdgk.pikches.ru

На том они с Бабияном и распрощались

По дядиным расчетам, он должен был умереть в пятьдесят два. И когда срок подошел, он весь год провел в ожидании смерти, уже почти зримо наблюдая, как острые ветки прорастают в мозг. Однако не умер. Не умер он и через год, и через два, хотя давно ощущал, что акация упирается изнутри в кости черепа.

Ничего не изменилось. Даже головные боли не усилились, хотя теперь весь дядин мозг был пронизан тонкими веточками - он с абсолютной точностью знал, что это так. Или на самом деле правы были жена и дети, считавшие все это самообманом, навязчивой до сумасшествия фантазией? Его назойливая уверенность в своей близкой и беспричинной - не называть же настоящую ее причину! - смерти действительно выглядела сумасшествием.

Это-то и причиняло дяде наибольшие страдания. Ведь он был уверен, что психически абсолютно здоров. И акация действительно росла в его теле, чтобы, достигнув своего предела, стать причиной их обоюдной смерти. Почему же тогда он был жив?

Дядя Валерий умер в 61 год - через девять после назначенного себе срока. Умер от рака легких - слишком много курил. Никакого дерева вскрытие, конечно, не обнаружило. А вскорости с которой болезнь вогнала дядю в могилу, виновато было, скорее всего, нервное напряжение, с которым он жил все последние годы.

Понятно, почему перед смертью он отдал свой дневник мне, а не жене и детям. Они бы только окончательно убедились в его сумасшествии. А я?... Я вообще ни о чем не думал. У меня в то время хватало своих интересов, чтобы еще думать об умершем дяде и его мифическом дереве. Скоро я вообще забыл обо всей этой истории.

III

Лет через десять я по случаю подвозил тетю Лизу, дядину вдову, к его могиле на Северном кладбище. Мы вошли за ограду и первым, что я увидел, было миниатюрное, в полметра высотой, извилистое деревце, выросшее в изножии могилы. Это была акация - настоящий японский бонсай. Тетя перехватила мой взгляд.

- Вначале хотели вырвать, а потом решили посмотреть, как вырастет... Вдруг – красиво? Так вот и осталась...

С тех пор я наведывался на могилу дяди много раз – само собой, из-за дерева. Оно уже лет семь, как совсем не меняется. Наверное, это и есть его настоящая форма, которой оно так и не успело достичь в двух своих первых жизнях.

 Картина Рене Магритта «Остров сокровищ». Фото с сайта artplease.ru
Картина Рене Магритта «Остров сокровищ». Фото с сайта artplease.ru

Картина Рене Магритта «Остров сокровищ»

Впрочем, то это дерево или нет, в точности мог бы сказать только один человек - в изножии его оно и растет. Но может и тетя не вырвала этот росток как раз потому, что с самого начала он что-то ей напоминал. Может ей смутно мерещилась молодость, когда она, обнимая мужа, смотрела с ним в окно на южное дерево в горбатом переулке.

Они уже четвертый год, как снова вместе. И значит, могут опять вдвоем смотреть на дерево своей молодости. Дети их разъехались - сын с семьей в США, дочь в Германии. Так, что их общая могила теперь на моем попечении.

Ещё один из рассказов о жизни и удивительной лечебной практики доктора Бабияна мы размещаем в рубрике «Комедии и парадоксы ростовской жизни».



Скажи свое слово о любимом городе!

Вы можете отправить свой текст, напечатав его в поле "Примечание", либо  прикрепив файл с текстом.


* Поле, обязательное для заполнения

CAPTCHA