Главная / Ростовские характеры и лица / «Женя»БарановскийМихаилАнатольевичРостовские характеры и лица

«Женя»

Барановский
Михаил Анатольевич

Родился в 1963 году в Ростове-на-Дону.

Журналист, сценарист, драматург, писатель и художник.

Внук писателя Михаила Ефимовича Штительмана (1911—1941).


Читать полностью »

Учился на филфаке (отделение журналистики) Ростовского государственного университета (РГУ). После его окончания работал в ростовской молодёжной газете «Комсомолец» (сейчас «Наше Время»). Затем возглавлял ростовский филиал московского издания «Коммерсант Weekly».

Переехав в Москву писал пьесы и сценарии для телевизионных фильмов, выпустил книги «Последний еврей», «Форточка с видом на одиночество», «Чужие сны» и другие, для детей: «Я воспитываю папу» и «Собачий вальс».

В настоящее время живёт и работает в Израиле.



ЖЕНЯ

Я никогда не звал её «бабушка». Она была для меня Женей. По утрам, когда я направлялся в школу, по бульвару, мимо «свечки», в которой она жила, я всегда видел её силуэт в окне одиннадцатого этажа.

 Фото А.Пхиды
Фото А.Пхиды

Каждое утро она ждала моего появления. Я махал ей рукой. Она – мне. Я шёл дальше. Она принималась за привычные домашние дела. Для неё это был ритуал. Какая-то придуманная ею примета, как и множество других, связанных со мной.

Практически всю жизнь она проработала в лабораториях санэпидстанций, высевая каких-то микроорганизмов. Я помню этот отвратительный ни с чем не сравнимый запах. Вероятно, так пахла питательная среда, в которой плодились все эти микробы, кишечные палочки и прочая зараза.

Выйдя на пенсию, Женя читала лекции о половом воспитании в различных трудовых коллективах и учебных заведениях. Заработанные деньги откладывала на «Сберкнижку» - для меня. И свою однокомнатную квартиру в этой «свечке» оставила мне в наследство. Впрочем, по законам того времени, унаследовать эти апартаменты в 18 квадратных метров было не так уж просто. Но Женя отважно прошла по всему механизму бюрократической машины, смазывая всевозможные её шестерёнки, и в результате я был вписан в ордер.

Её муж, в честь которого мне дали имя Михаил, погиб на войне, под Вязьмой, в сорок первом. Ему не было и тридцати. Он оставил после себя пятилетнюю дочь, книжку «Повесть о детстве» и пачку жёлтых фронтовых писем. Сейчас мне тридцать семь, и я старше своего деда.

На стене послевоенная фотография – Женя держит перед собой открытую серебренную пудреницу в форме раковины, смотрится в её зеркальце.

 Фото из семейного архива М.Барановского
«Она явно довольна отражением»

«Она явно довольна отражением»

Судя по выражению лица, она явно довольна отражением. Короткие вьющиеся волосы, большие яркие глаза, породистый еврейский нос и во всём этом – не понятно каким образом проявленное и закреплённое на фотобумаге – достоинство.

Умирала она мучительно от рака прямой кишки. Как медик, она прекрасно понимала, что происходит. Я приходил к ней, чтобы пропылесосить палас или подавить гранатового сока, после чего убегал на встречу с очередной барышней.

В последние дни она находилась на какой-то нейтральной полосе – между жизнью и смертью, ещё не там, но уже и не здесь. Мама всё время была рядом, оставаясь на ночь на скрипучей раскладушке. О чём она думала в эти ночи посреди зимы, слушая последние Женины вздохи?

Как-то утром она позвонила домой и попросила меня прийти, потому что Женя упала с кровати. Она лежала на полу, видимо не заметив своего падения. Рядом стояло пианино. Оно вдруг стало похоже на гроб.

 Фото с сайта cityspb.ru
«Женя любила играть вальсы Шопена». Фото с сайта cityspb.ru

«Женя любила играть вальсы Шопена»

Женя любила играть вальсы Шопена, но делала это редко из-за соседей, которые не любили то ли Шопена, то ли Женю. А может, просто потому что унизить одинокого интеллигентного человека всегда проще, чем разбушевавшегося алкаша. Мы с мамой попытались переместить её в постель, но у нас ничего не вышло. Пришлось звать тех самых соседей.

Катафалк трясся по зимней оспенной дороге. Женя дрожала в гробу, как будто от холода.

С тех пор я ни разу не был у неё на могиле.

 Фото из архива «Занимательной Ростовологии»
Фото из архива «Занимательной Ростовологии»

Смотрит ли она на меня по-прежнему откуда-нибудь сверху, когда я иду на работу или гуляю с сыном в парке? Надеюсь, что так.

Апрель 2001 года



Скажи свое слово о любимом городе!

Вы можете отправить свой текст, напечатав его в поле "Примечание", либо  прикрепив файл с текстом.


* Поле, обязательное для заполнения

CAPTCHA