Главная / Потрясения и испытания ростовской истории / «Стачка». Фрагмент романа «Камышеваха».

«Стачка». Фрагмент романа «Камышеваха».

Сидоров
Владимир Сергеевич (1936-2006)

Ростовчанин.

Автор поэтических сборников «Черёмуховые холода», «Любимый цвет», «Музыка с листа».

Создатель «Донской казачьей энциклопедии», «Энциклопедии старого Ростова и Нахичевани-на-Дону», книг прозы: «Камышеваха», «Темерник», «Вуркалака», «Крестная ноша» и других.


Читать полностью »
Фото с сайта voopiik-don.ru



В этом разделе «Ростовологии» мы помещаем фрагмент романа В. Сидорова «Камышеваха», рассказывающий о событиях знаменитой ростовской стачки 1902 года. Как мы знаем, основные действия этого противостояния рабочего люда Ростова с властями разворачивались со 2 по 26 декабря 1902 года. Центральным местом этого столкновения стала Камышевахская балка, по её бывшему дну теперь проходит шоссейная магистраль проспекта Стачки. В начале него на высоком косогоре в память о борьбе рабочих за свои права возвышается известный всем ростовчанам монумент.

Нажмите для увеличения. Фото с сайта rostovgazeta.ru
Фото с сайта rostovgazeta.ru

Здесь в те дни более ста лет назад собирались многотысячные митинги рабочих Железнодорожных мастерских и завода «Аксай», табачной фабрики Асмолова и других больших и малых предприятий города. К ростовским протестным акциям за облегчение условий жизни, и права трудящихся присоединились также рабочие Новочеркасска и Таганрога, Ставрополя и Краснодара и других городов России.

Высокую оценку действиям поднявшихся на свою защиту пролетариев дал в те годы В. И. Ленин. Он писал: «1902-й год: громадная Ростовская стачка превращается в выдающуюся демонстрацию. Политическое движение пролетариата не примыкает уже к интеллигентному студенческому движению, а само вырастает непосредственно из стачки… Пролетариат впервые противопоставляет себя, как класс всем остальным классам и царскому правительству» (ПСС, т.59, стр. 251)

Не обошлось в эти дни и без кровопролития. В результате одного из столкновений восставших с брошенными на подавление митинга казаками было застрелено 6 человек и 23 человека получили ранения.

В предлагаемом нами фрагменте из книги «Камышеваха» мы размещаем эпизод одного из первых дней противостояния, когда эти события ещё не дошли до своей кровавой точки.

Нажмите для увеличения. Сидоров, В. Камышеваха
Сидоров, В. Камышеваха [Текст]: роман/ В.Сидоров. – Ростов н/Д: Ростовское книжное изд-во, 1985. – с.258 – 262. Книга из фонда библиотеки имени В.М. Величкиной

Сидоров, В. Камышеваха [Текст]: роман/ В.Сидоров. – Ростов н/Д: Ростовское книжное изд-во, 1985. – с.258 – 262. Книга из фонда библиотеки имени В.М. Величкиной

«Стачка». Фрагмент романа «Камышеваха».

Нагайка ты, нагайка,
Тобою лишь одной
Романовская шайка
Сильна в стране родной!
Царит она повсюду
В родной стране давно,
Но ей царя-иуду
Спасти не суждено.
(Из песни рабочих, участников протестных выступлений начала XX века)

С утра на Темерник отовсюду потянулся народ. Однако на подходе к балке люди вдруг обнаруживали, что привычное место собрания занято, там стоят казаки. Причём не те казаки, которые были тут вчера, на погонах не «МК» («Местная команда» ЗР), а номер части. Казаки стояли рассредоточено, широко, и потому, хотя это была только сотня, казалось их больше, чем вчера.

– Ну и нехай им? – сказал Школьников, - а мы здесь наверху приспособимся. Давай, Павлович, начинай!

И Филатова, которому всякая помеха только прибавляла злости, подняли на руках, а Школьников, по заведённому порядку, стал проталкиваться подальше, шагов за пятьдесят.

Нажмите для увеличения.Реальные прототипы героев описываемых событий: И.И. Ставский (1877-1957), здесь он Школьников. И С.И. Гусев – Я.Д. Драбкин (1874-1933), здесь он Филатов. Руководители Донского революционного комитета РСДРП и организаторы стачки. Фото с сайта historic.ru
Реальные прототипы героев описываемых событий: И.И. Ставский (1877-1957), здесь он Школьников. И С.И. Гусев – Я.Д. Драбкин (1874-1933), здесь он Филатов. Руководители Донского революционного комитета РСДРП и организаторы стачки. Фото с сайта historic.ru
Нажмите для увеличения.Реальные прототипы героев описываемых событий: И.И. Ставский (1877-1957), здесь он Школьников. И С.И. Гусев – Я.Д. Драбкин (1874-1933), здесь он Филатов. Руководители Донского революционного комитета РСДРП и организаторы стачки. Фото с сайта historic.ru
Реальные прототипы героев описываемых событий: И.И. Ставский (1877-1957), здесь он Школьников. И С.И. Гусев – Я.Д. Драбкин (1874-1933), здесь он Филатов. Руководители Донского революционного комитета РСДРП и организаторы стачки. Фото с сайта historic.ru

Реальные прототипы героев описываемых событий: И.И. Ставский (1877-1957), здесь он Школьников. И С.И. Гусев – Я.Д.Драбкин (1874-1933), здесь он Филатов. Руководители Донского революционного комитета РСДРП и организаторы стачки.

С ним уважительно здоровались, ему с готовностью давали дорогу, спрашивали о разном – он отвечал на ходу, коротко, деловито. Вдруг ему показалось это всё знакомым, вроде с ним так уже когда-то было. Но он-то знал, что с ним такого не было, и догадался, что это соединились два впечатления: как обращаются рабочие к «старикам» - и как в девяносто четвёртом году обращались к Ивану Ивановичу Козину (одному из главных организаторов первых ростовских протестных выступлений 1894 года ЗР). Неожиданно он ощутил острую, щемящую благодарность и любовь к этим людям, ощутил от неожиданности так сильно, что головой мотнул и кашлянул. Это чувство не могло из-за своей силы держаться долго, но перешло в другое – воодушевление, молодое желание действовать. Если бы у Школьникова была возможность подумать, он сообразил бы, что счастлив.

Но думать надо было о другом. Увидев, что собрание всё-таки началось, с мыса скомандовали казакам. Строевые невыработанные лошади вымахнули из балки. Наверху сотня рассыпалась в охват собрания. Её далеко не хватало на многотысячную толпу – цепь верховых, оттеснявшая толпу от балки, растягивалась, и скоро в ней наметились разрывы, кучки людей зачернели за нею, между нею и балкой. Школьников углядел это.

– Вниз, товарищи, в балку! – закричал он, показывая рукой.

Нажмите для увеличения. Ростовский митинг 1902 года в Камышевахской балке. Фото с сайта pastvu.com
Ростовский митинг 1902 года в Камышевахской балке. Фото с сайта pastvu.com

Ростовский митинг 1902 года в Камышевахской балке.

Чёрно-серая человеческая масса дрогнула, тягуче потекла к балке. Это был как геологический сдвиг. Цепь казаков превратилась в затерянных, затёртых одиночек-верховых, они только старались удержаться на пляшущих лошадях, устоять на месте, не дать снести себя. Оползнем свалившись в балку, толпа привычно поместилась на дне и частью на склонах, повторив очертания рельефа наподобие какого-то пластического вещества, принявшего форму сосуда, в который налито.

Собрание возбуждённо гудело, переживая свою победу. Но казаки наверху быстро стянулись к одной точке и снова сделались сотней. Школьников с ненавистью и безотчётным восхищением смотрел, как волна всадников накатилась на кромку балки и хлынула наискось по склону вниз, взбивая глинистую пыль. Звякая удилами, стременами, шашками, сотня прокопытела по склону, вывернула на ровное примерно в том месте, где стояли казаки накануне. Дно балки было твёрже, потвердел и топот копыт. Выскакивая на ровное. Сотня поворачивалась фронтом к собранию. Ребятня и парни с того края толпы кинулись расхватывать камни из штабелей.

Командир сотни, сидя в седле вполоборота и сдерживая возбуждённую лошадь, ждал, когда построятся последние казаки. Потом, поворачиваясь лицом к толпе, широко махнул рукой с болтающейся на запястье нагайкой и послал лошадь вперёд. Растягиваясь в ширину балки, сотня с гиком и свистом поскакала на толпу. Собрание полохнулось в ужасе, в ярости. Женские и мужские голоса закричали невнятно, враздробь, не пересиливая накатывающегося слитного топота.

Нажмите для увеличения. В. Серов «Разгон казаками мирной демонстрации» Фото с сайта penzavzglyad.ru
В. Серов «Разгон казаками мирной демонстрации» Фото с сайта penzavzglyad.ru

В. Серов «Разгон казаками мирной демонстрации»

– Сади-ись!.. – разодрало Школьникову воплем грудь, горло. Он раньше закричал, потом понял, что кричит. – Садись, где стоишь, товарищи! – Никогда он так не кричал и не знал, что может кричать так. Вся его сила, вся жизнь выходила в этом крике. Потому его и услышали смятённые, форменным образом атакуемые люди.

– Садись на землю! Садись, слышишь! Садись, садись!.. – отголосками пошло по толпе в усиливающемся шуме кавалерийской атаки.

На взгляд стороннего человека, происходило нечто до крайности необычное, смутно напоминавшее какие-то страницы истории – массовые экстатичные радения, тёмные народные протесты, но выплески именно народной стихии. Минутой раньше нельзя было предсказать то, к чему призвал вожак и что с охотой делало собрание. Да вожак и призвал по наитию, он сам за минуту до этого не подозревал, что может быть такое действие. Тем удивительней, как охотно собрание следовало призыву – как это наитие вожака было родственно духу собрания!..

На тот же сторонний взгляд, люди готовились к коллективному самоубийству. Казаки были без пик, и шашки у них оставались в ножнах, но перекованные на зиму тяжёлыми, в три шипа, зимними подковами казачьи лошади бешено вымолачивали дернистую целину, месили негустую пыль с воздухом. А люди садились как раз под эти бешеные копыта. Людей трясло – так они переживали свою самоубийственую решимость. Они опускались на землю с истерической весёлостью. Садились на зады, на скрещенные по-калмыцки или подвёрнутые на сторону ноги, подкладывали рукавицы, становились на колени. Женщины не забывали взглянуть, не грязно ли, мужчины садились безоглядно, старики кряхтели, молодые ругались, ребятишки баловались. И все неотрывно смотрели на приближающуюся казачью лаву, как смотрит человек на свою смерть. Мало кто молчал, большинство говорили или выкрикивали что-то, не слыша себя, ни других. В виду этого громадного скопища садящихся на месте людей были в особенности заметны немногие люди в ученических, студенческих или ведомственных тужурках и пальто, торопливо отходившие и отбегавшие в стороны.

Командир встал в стременах – ещё на галопе, не понимая, что делается. Сообразил главное: не бегут в рассыпную при виде налетающей сотни, как ожидалось, придержал лошадь, поднял руку. Лава распотыкалась, сбитая с ходу. Всё так же, торчком, всматриваясь, командир на рыси приближался к сидящим на земле людям. А они с той особенной чуткостью, какую даёт опасение смерти, поняли – может быть, это не смерть. Командир ещё придержал лошадь, и по мере того как казаки замедляли движение, в толпе стихала разноголосица проклятий.

– Ну чего расселись? – крикнул командир, останавливаясь шагах в десяти. – Расходись, стопчем!..

И сразу выплеснулась неперекипевшая ненависть:

–Топчи, сволочь!.. Ироды, душегубы!.. Бо дай бо вам шеи переломать!.. Не уйдём, топчи!.. Изверги рода человеческого!..

Кричали и другое:

– Ты чего там стал, казарно? Езжай сюда – мы тебе ноги из твоей офицерской …. подёргаем!

Перекрывая все голоса, закричал Филатов:

– Братья-казаки!

– Зась! – дёрнулся командир, показал кулак с зажатой нагайкой. – Трезор тебе брат!

Филатов, вскочивший среди сидящих людей, захлёбывался словами:

– Казаки, вы – мирные сыны донских степей! Неужели вы станете убивать своих братьев-рабочих? Неужели вы станете нападать на безоружных людей? Неужели у вас в груди не сердце, а камень?.. Ведь вы сами такие же рабочие, вы сами, окончив службу, пойдёте на фабрики и заводы или будете обрабатывать поля. Вы сами, на своей шкуре почувствуете весь гнёт, всю несправедливость существующего порядка, против которого мы, рабочие, боремся и который вы хотите защитить! Нет, вы не сделаете этого, вы не должны этого делать!.. Ура казакам! Да здравствуют мирные казаки!..

Нажмите для увеличения.Революционный плакат начала 20 века. Фото с сайта a-pesni.org
Революционный плакат начала 20 века. Фото с сайта a-pesni.org

Революционный плакат начала
20 века.

Одни вслед за Филатовым кричали «ура», другие кляли и материли казаков. Оглушённый, затравленно вертящийся в седле командир – решился, снова широко махнул рукой, поехал на толпу. Но лошадь ступила шаг-другой и забоялась этих сидящих и кричащих людей, не пошла. Сотня выплясывала на месте, точно физически не могла преодолеть дикого варварского хора.

…Наверху, на мыске, полковник Макеев говорил, наблюдая за происходящим:

– Вот. Господа, доказательство в пользу шпор. Если лошадь боится, она не слушается повода и шенкелей и нагайка её не убеждает. А дать ей шпоры – сразу, голубушка, вонмёт!

Офицеры не возражали, потому что уже слышали доводы Макеева в пользу введения в казачью амуницию шпор. Наверное, он был прав. Но подполковник Иванов ядовито заметил:

– Шпоры нужны не только лошадям, Василий Васильевич. Казачкам они бы тоже не повредили. Комедию ломают казачки!

…Действительно, многие казаки понукали лошадей для вида. А некоторые, подальше от командиров, переговаривались со стачечниками вполне мирно. Молодой коренастый казак, то ли горяча, то ли сдерживая лошадь, урезонивал сидящую с краю толстую краснолицую бумажницу:

– Что же ты, милушка, делаешь? Ты же всё своё женское достояние проморозишь! Будет тебе от законного мужа благодарность!

Бумажница хохотала, раскачиваясь, а другой казак возражал товарищу:

– Да чего там она проморозит? Под ей земля на сажень вглыбь оттеплеет!..

Школьников рассчитывал продержаться сегодня хотя бы до возвращения депутации. Но депутации всё не было, а казаки выматывали душу. Они отъезжали, но едва люди поднимались с земли, как казаки поворачивали, и люди, не дожидаясь команды Школьникова, снова садились. Казачьи лошади понемногу привыкли к обстановке – казаки придвигались всё ближе, нависали над людьми и скоро могли достать их нагайками. По правде, Школьников не чаял, когда это кончится. Весь обычный порядок поломался, им с Филатовым не давали говорить с людьми. И Школьников обрадовался, когда подполковник Иванов крикнул сверху, чтобы они расходились, Филатов ответил яростно: «Уберите казаков, разойдёмся!» - и вдруг Иванов замахал, засигналил казакам. Освобождённо, радостно вылетела сотня из балки, выжидательно задержалась наверху. Школьников распустил собрание, толпа стала рассасываться, растекаться, и сверху слетел недолгий глухой звук – сотня ушла в город.

Когда Школьников переодевался дома, его прохватило ознобом. «Не простыть бы», - подумал он тупо.

Нажмите для увеличения.Панорама современного Ростова со стороны памятника Стачке 1902 года. Фото с сайта knife.media
Панорама современного Ростова со стороны памятника Стачке 1902 года. Фото с сайта knife.media

Панорама современного Ростова со стороны памятника Стачке 1902 года.


Скажи свое слово о любимом городе!

Вы можете отправить свой текст, напечатав его в поле "Примечание", либо  прикрепив файл с текстом.


* Поле, обязательное для заполнения

CAPTCHA