Главная / Комедии и парадоксы ростовской жизни / «Трущобные зрелища», фрагмент книги А. Свирского «Ростовские трущобы».

«Трущобные зрелища», фрагмент книги А. Свирского «Ростовские трущобы».

Свирский
Алексей Иванович (1865-1942)

Русский писатель-беллетрист.

Родился в бедной еврейской семье в Житомире (отец был кровельщиком на табачной фабрике, мать прислугой). С 12 лет Свирский путешествовал по всей России, был в Персии и Турции, бывал в тюрьмах, ночлежных домах и притонах. Работал портовым грузчиком, упряжным в донецких шахтах, чернорабочим на вышках Баку, на виноградниках и табачных плантациях Кавказа и Бессарабии.

Первое стихотворение Свирского, посвящённое памяти А. Кольцова, было напечатано в 1892 году в газете «Ростовские н/Д известия». С этих пор Свирский начал регулярно писать очерки «из босяцкой жизни».

Читать полностью »
Фото с сайта rslovar.com

Активно сотрудничал с ростовской газетой «Приазовский край». Первые книги — «Ростовские трущобы», «По тюрьмам и вертепам», «Погибшие люди» — вышли в 1893, 1895, 1898. Свирским написано около 20 книг — рассказов, очерков, повестей и пьес.

Темы произведений Свирского: жизнь городского «дна», ремесленного пролетариата, еврейской бедноты, фабричных рабочих, шахтеров, обывателей, интеллигенции и другие.

В посёлке Чкалова города Ростова-на-Дону есть улица имени Алексея Свирского.

Своё беллетризированное исследование жизни ростовских нищих и бедноты Алексей Свирский назвал «Ростовские трущобы». Несколько фрагментов из этой книги мы размещаем в коллекции «Занимательной Ростовологии». Первый из них мы уже разместли в рубрике «Быт и бытие ростовских жителей».

В данном разделе мы помещаем эпизод представляющий весьма своеобразные развлечения необычных героев Свирского.




Нажмите для увеличения. Свирский, А. И. История нищенства на Руси.
Свирский, А. И. История нищенства на Руси [Текст] / А. И. Свирский, С. В. Максимов. - Москва : Эксмо, 2009. - 318, [1] с., [8] л. цв. ил. : ил., портр. - (Повседневная история русской жизни).

Трущобные зрелища

(Отрывок из повести «Ростовские трущобы»)

….Здесь я считаю не лишним сказать несколько слов о трущобных зрелищах вообще.


Нажмите для увеличения. Фото с сайта Doseng.org
Фото с сайта Doseng.org

В каждом почти вертепе имеются свои фокусы или актеры, которые за стакан водки готовы выкинуть какое угодно оригинальное коленце. Большею частью такие лицедеи принадлежат к тому классу, к которому можно причислить и «анджинера», «гишпанку», «попадью» и других бывших интеллигентных лиц, описанных мною в предыдущих очерках. Не умея выпрашивать на улице милостыни, боясь, или опять-таки не умея воровать, эти, в действительности, несчастные люди вынуждены служить предметом забавы для тру¬щобной братии, чтобы только хоть как-нибудь утолить свою алкогольную жажду. А до чего доходят они в своем самоунижении, можно судить по тому, что какой-ни¬будь Сенька-Блоха способен за стакан водки заставить любого из трущобных лицедеев ходить на руках или бить себя головой об стену, так сильно, чтобы известка вся отлетела прочь.

Так, я знаю одного субъекта, некоего Т. который, хотя и не живёт в трущобах, я, напротив, служит в одной из местных типографий, но, раз урывками попав¬шись туда, нисколько не задумывается из-за стакана водки вырывать себе ногти, целовать раскаленную пли¬ту и делать еще другие гадости, от которых порядочному человеку и жутко и тошно делается. Вот на такого-то именно фокусника мы и напали со Степкой-Кузнецом, когда вошли в Прохоровское заведеиие.

Нажмите для увеличения. Фото с сайта Doseng.org
Фото с сайта Doseng.org

– Коли хочешь посмотреть антиресные фокусы, пойдем ближе,- предложил мне Степка.

– Какие-такие фокусы? - переспросил я его.

– А вон те, что Дикий-Барин показывает вместе с Агашкой Золотухой.

О Диком-Барине я еще в «Окаянке» многое слышал. Мне говорили про него, что бывший чиновник, что служил он когда то в Москве при конторе синодальной типографни; а Степка-Кузнец сказал, что «он не из простых: пачпорт имеет без всякого сроку»… Будучи, по¬тому, сильно заинтересован, я двинулся вперед, и перед моими глазами предстали Дикий-Барин и Агашка-Золотуха. Эта парочка, раньше, чем начать свои «фокусы», стояла, обнявшись точно жених с невестой на фотографической карточке, и торговалась с некоторыми босяками относительно гонорара. Дикий-Барин просил за свой фокус два «сиротских» (десятикопеечных) стаканчика водки, но ему предлагали вдвое меньше.

Я стоял и смотрел на эту грустную сцену, и злое презрение, и жалость охватили меня разом до того, что я готов был убежать из этого притона, куда глаза глядят. И теперь еще, несмотря на то, что прошло уже два месяца, как я был свидетелем описанной сцены лица, участвовавшие в ней, с особой ясностью вырисовываются передо мною. Вот он, этот Дикий-Барин мужчина высокого роста, с какими-то бесцветными глазами и загорелым лицом. Его открытый, высокий лоб, зачесанные назад волосы, узкая продолговатая кисть руки, несмотря на его оборванный костюм и босые ноги ясно свидетельствуют, что человек этот принадлежал когда-то к образованному классу общества. Совершеннейшую противоположность ему представляет его подруга, Агашка-Золотуха. Низенького роста и вечно пьяная, она, своими красными от болезни веками и маленькими глазками, из которых постоянно сочится какая-то жидкость, не то слезы, не то гной, производит отталкивающее впечатление.

– Ты чаво ломаешься! Сперва за два пятикопеечных сорудуй, а после еще получишь, - говорил один из толпы, обращаясь к Дикому-Барину.

– Нечего торговаться! Потребуй два «сиротских. Тогда и глотать буду…

Я все еще не понимал, в чем дело, как вдруг в дверях показалась «попадья», которая успела обделать в «Полтавцевке» свое дело как нельзя лучше, потому что, кроме того, что была пьяна, держала еще высоко над головой полбутылочки водки и распевала трущобную песенку:

«Кругом я вся осиротела:

Тебя, мой милый, здеся нет».


Нажмите для увеличения. «Попадья», современная реинкарнация. Фото с сайта Reibert.info (дата обращения 18.08.17)
Фото с сайта Doseng.org

«Попадья», современная реинкарнация.

– А вот и «попадья»… Ну брат, зачинай водка идет, послышался снова голос из толпы. Попадья продолжая петь, приблизилась к Дикому-Барину и поставив перед ним водку, проговорила: – Пей голубчик Долг платежом красен. Вчера ты угощал, сегодня угощу тебя я.

Но не успела она договорить, как какой-то босяк моментально схватил водку со стола и прокричал: Не давай ему, братцы, пить, покеда не проглотит пять немцев».

В толпе послышались хохот и одобрения. Долго не соглашался Дикий- Барин «глотать немцев», но, когда увидал, что даже на протесты «попадьи», которой эта водка принадлежала, не обращают на малейшего внимания, он попросил публику немного расступиться и приступил к фокусу. На минуту воцарилась мертвая тишина. Глаза всех были устремлены на фокусника и его подругу. На всех лицах играла та улыбка, которая предшествует гомерическому хохоту.

Нажмите для увеличения. Фото с сайта Фото с сайта Dezinfektor-spb.ru
Фото с сайта Doseng.org

– Ну-с, Агафья Пантелеймоновна, ловите, – обратился Дикий-Барин к Агашке-Золотухе, после чего, сделав шаг назад и став в позу a la Наполеон, он раскрыл рот и высунул язык. Агашка, помня приказание, подошла к столу и, приподняв клеенку, стала что-то отыскивать глазами. Но вот она запустила руку и с торжеством вытащила за ус рыжего таракана. Дикий хохот толпы приветствовал находку.

Агашка, подняв руку с тараканом гораздо выше своей головы, медленно приблизилась к Дикому-Барину и, став на цыпочки, положила таракана брюхом вверх на язык фокусника.

Дикий-Барин моментально закрыл рот и проглотил насекомое. А чтобы доказать публике, что он добросовестно исполнил свою задачу, он тут же снова раскрыл рот и мимикой просил неверующих приблизиться и воочию удостовериться в исчезновении таракана.

Я невольно отвернулся от этой картины человеческого оскотинения. Мне стало и тошно, и больно. А этот сатанинский хохот кругом меня, эти распутные, растерзанные женщины, детские охрипшие голоса, циничные песни, пьяный топот, пляска, ругань, драка, чей-то дикий смех и чье-то подавленное рыдание, звук пощечины и звон рюмок, - все это слилось вместе в какой-то адский хаос…

– Уйдемте отсюда, - сказал я «анджинеру», противно здесь оставаться. Надоело уж слишком.

– Что брат, не по вкусу, видно вам наша «Прохоровка»? Впрочем, я вполне сочувствую вам. Надо уж очень оскотиниться, чтобы привыкнуть к этой атмосфере и к этим людям. Нужно сделаться таким как я, - прибавил он, горько улыбнувшись.

Я пристально взглянул на него и затем сказал:

– Раз вы сознаете, что здесь только скоты могут жить, с чем я, конечно, с вами согласен, то чего же вам думать? Уйдем отсюда и уйдем навсегда…. Поверьте, что вы не будете каяться; я даже уверен, что вам будет еще очень хорошо житься. Свет не без добрых людей… Одумайтесь, Николай Петрович, бегите отсюда, из этого подпольного царства нищеты и разврата; бегите без оглядки из этих грязных вертепов, которые людей превращают в скотов, бегите и верьте, что еще не все пропало… Вы еще молоды… К вам может вернуться счастье – и вы снова заживете полной жизнью.

Я говорил горячо, чуть не со слезами на глазах; мне хотелось убедить несчастного человека бросить пагубный образ жизни.

Я не один раз уже толковал с ним об этом; но в описываемый вечер мне более жалко стало, чем всегда, этого человека, который, покончив со всеми вопросами жизни, добровольно, как казалось, обрек себя на бесконечно медленное самоубийство. Но еще раз, взглянув на него, я, к прискорбию своему, должен был сказать себе, что ни мои слова, ни будущее счастье, которое я ему сулил, не спасут уже его: он погиб и погиб безвозвратно!

Нажмите для увеличения. Фото с сайта Doseng.org
Фото с сайта Doseng.org

– Я вам очень благодарен за ваше участие, - сказал он мне, - но, к сожалению, вы поздно явились. Было время, когда одно такое теплое слово могло бы меня спасти; было время, когда я с болезненной жадностью искал хоть какого-нибудь участья; но, увы! – видно, я еще тогда не стоил участья, я еще не окончательно пал тогда…. Зато вот теперь, спасибо, когда я уже образ человеческий потерял, когда во мне желание жить пропало – тогда только являются со стороны, в виде иронии, и жалость, и участье, и прочие добрые чувства.

И он как-то зло засмеялся.

Я понял несчастного, как и понял его озлобление, и мне еще больнее и грустнее сделалось от сознания, что для него уже ничего нельзя сделать…

– Нет, батенька, – опять заговорил после непродолжительного молчания «анджинер», - таких, как я как Дикий-Барин, как «Гишпанка» и другие, спасти – напрасный труд. Я вот вам говорю это откровенно, а другой, пожалуй, сделал бы вид, что хочет стать человеком, но, при первой подачке, удрал бы снова в трущобы. Таких примеров я знаю немало. Вот хоть взять Дикого-Барина: он уже сколько раз бросал ертепы, а все-таки возвращался в них. Если бы вы посмотрели на этого тараканоглотателя несколько лет тому назад вы бы ужаснулись: настолько он был образован, воспитан и чистоплотен… Даже я и то не могу хладнокровно смотреть на него, хотя ничуть не лучше его: он глотал тараканов, а я на руках хожу…

Ну, да что об этом распространяться?...


Нажмите для увеличения. Фото с сайта Kent.olgaolga.website
Фото с сайта Kent.olgaolga.website

Скажи свое слово о любимом городе!

Вы можете отправить свой текст, напечатав его в поле "Примечание", либо  прикрепив файл с текстом.


* Поле, обязательное для заполнения

CAPTCHA