Главная / Комедии и парадоксы ростовской жизни / Ростов своими словами. «ШУТ С НАМИ. История одного города»

Ростов своими словами. «ШУТ С НАМИ. История одного города»

Тикиджи-Хамбурьян
Вартан Акимович (1962 - 2013)

Ростовчанин и потомственный нахичеванец, выпускник РИСХМА (теперь ДГТУ), активный участник студенческого театрального движения 80-х годов XX века. Актёр, музыкант и сценарист студенческого театра «СБ-78» («Синяя блуза-78») под руководством В.Серпионова. Работал инженером и рекламистом, руководил отделом продвижения кинопрограмм в ростовском кинотеатре «Буревестник». Внезапно ушёл из жизни 17 февраля 2013 года, остановилось сердце.


Читать полностью »
Фото из семейного архива О. А. Тикиджи-Хамбурьян

В данном разделе «Ростовологии» мы размещаем фрагменты юмористического исследования Вартана Тикиджи-Хамбурьяна из истории нашего города.

Благодарим за предоставление нам такой возможности вдову автора, Ольгу Тикиджи-Хамбурьян и его друга и сподвижника во многих работах Игоря Вернера.




ПРЕДИСЛОВИЕ

Лихие девяностые годы двадцатого века. Конец цензуры и начало Свободы…

Однажды, в наш старинный дом, хранящий память о моих предках, начиная с конца XIX века, пришёл книгоиздатель. Уж и не знаю, кто подсказал сотруднице этой типографии, что у нас есть старые книги, переиздав которые можно заработать деньги… К сожалению, интерес к книгам ограничивался у неё интересом к мистической литературе. Главным лейтмотивом её посещения было: «А, вот, нет ли у Вас книг о дьяволе?».

Книг о дьяволе у нас не оказалось. Вместо них я предложил ей переиздать чудесную, с моей точки зрения, книгу «ВСЕОБЩУЮ ИСТОРИЮ», ОБРАБОТАННУЮ «САТИРИКОНОМ», издания 1911 года. При виде «Истории» лицо гостя стало каким-то кислым и она, наверно в пятый раз спросила: «А, вот, про дьявола, – ничего нет?». Я стал доказывать, что «История» лучше любого дьявола, на этот мой выпад она заметила, что «… к Ростову же эта книга никакого отношения не имеет…».

Мне очень хотелось спросить, а какое отношение к Ростову имеет дьявол, но вместо этого я, неожиданно для себя самого заявил, что я могу написать аналогичную «Всеобщей истории» историю Ростова-на-Дону.

Мне показалось, или это было на самом деле, издатель слабо поверила в обещанное. Она ушла. Но какова идея! ИДЕЯ-то осталась!!!

Нажмите для увеличения. Фото с сайта commons.m.wikimedia.org
Фото с сайта commons.m.wikimedia.org

ПРИМЕЧАНИЕ (На всякий случай!) …впоследствии, к моему большому удивлению оказалось, что «История одного города» весьма и весьма основательна (во всяком случае, в ней нет ни одной вымышленной даты и ни одной придуманной фамилии). Кроме того, до сих пор почти все первоисточники со всеми отметками и замечаниями хранятся у меня. Зачем? Ну,… на всякий случай…

ОПАСЕНИЕ…Стоит только начать писать о чём-либо смешно, как тут же встаёт закономерный вопрос: «Над кем смеётесь?». Вокруг этого, главного, немедленно начинают крутиться другие, второстепенные вопросы, извечно мучающие русскую интеллигенцию: «Что делать?», «Кто виноват?» и «Где деньги?».

Что выставлять в качестве предмета колкостей, двусмысленных намёков и острот в древние века – понятно. Над чем ни смейся – никто не обидится. Но, как только мы доходим до дней, близких нам, практически ни над чем смеяться нельзя: можно кого-нибудь обидеть.

ОБРАЩЕНИЕ…Уважаемые Дамы и Господа! Товарищи!! Братья и Сёстры!!! Не обижайтесь! Никого сознательно задевать я не стремился. Попробуйте просто, если не посмеяться, то, хотя бы улыбнуться, читая про те, или иные события…

Благодарность

От всей души благодарю Игоря Владимировича Вернера. История не терпит сослагательного наклонения, но кто знает, как потекла бы вся моя жизнь, если бы мы не встретились с ним в августе далёкого 1979 года. Кстати, если вы, случайно, найдёте в тексте какие-либо смешные моменты, то знайте, что их сочинил он.

Низкий поклон моей жене – Ольге Александровне. Это она, считая данный опус нетленным, настояла на его издании.

Нажмите для увеличения. Из иллюстраций к книге В. Тикиджи-Хамбурьяна «ШУТ С НАМИ. История одного города» художницы Екатерины Шубиной. Архив Игоря Вернера.
Из иллюстраций к книге В. Тикиджи-Хамбурьяна «ШУТ С НАМИ. История одного города» художницы Екатерины Шубиной. Архив Игоря Вернера.
Нажмите для увеличения. Из иллюстраций к книге В. Тикиджи-Хамбурьяна «ШУТ С НАМИ. История одного города» художницы Екатерины Шубиной. Архив Игоря Вернера.
Из иллюстраций к книге В. Тикиджи-Хамбурьяна «ШУТ С НАМИ. История одного города» художницы Екатерины Шубиной. Архив Игоря Вернера.

Из иллюстраций к книге В. Тикиджи-Хамбурьяна «ШУТ С НАМИ. История одного города» художницы Екатерины Шубиной.
Архив Игоря Вернера.


БАЗАРЫ И СУДЫ

Низовья Дона и Приазовье были заселены с незапамятных времён.

Мы использовали этот фразеологический оборот, поскольку никто до сих пор не может точно вспомнить: кто и когда первым пришёл сюда селиться. В те далёкие годы, примерно в начале первого тысячелетия до рождества Христова, когда ни на одной карте, ни на одном глобусе не были отмечены по причине полного отсутствия Москва, Багдад и Дели, дельта Дона уже была заселена.

Жили здесь киммерийцы.

Нажмите для увеличения. Киммерийцы. Фото с сайта etsphoto.ru
Киммерийцы. Фото с сайта etsphoto.ru

Киммерийцы.

Именно они, питая необъяснимую слабость к физическим упражнениям, и организовали в наших краях, задолго до Олимпиады в Сочи, первый стадион. Стадион был самым почитаемым, посещаемым и впечатляющим сооружением Юга России. Он занимал почти всю её территорию и пользовался бешеной популярностью. Многие прославленные команды приходили издалека поиграть на бескрайних полях этого крупнейшего спортивного сооружения. Первыми против хозяев – киммерийцев приехала играть команда скифов «Танаис», следом, против новых хозяев – скифов, выступили гунны. Затем против гуннов вышли на поле аварцы, потом против аварцев – хазары, тут же прибыли печенеги, половцы…

Нажмите для увеличения. Танаис после череды жарких спортивных баталий древних и современных племён. Фото с сайта mapio.net
Танаис после череды жарких спортивных баталий древних и современных племён. Фото с сайта mapio.net

Танаис после череды жарких спортивных баталий древних и современных племён.

Спортивный марафон был просто великолепен!

Перед началом состязаний команды любили показывать друг другу по несколько лучших голов сезона. Головы капитанов побеждённых команд, укреплённые на древках копий, заменяли в те далёкие от эстетики и хорошего вкуса времена знамёна клубов.

Нажмите для увеличения. Из иллюстаций А. Радакова к «Всемирной истории, обработанной «Сатириконом». Фото с сайта www.opentextnn.ru
Из иллюстаций А. Радакова к «Всемирной истории, обработанной «Сатириконом». Фото с сайта www.opentextnn.ru

Из иллюстаций А. Радакова к «Всемирной истории, обработанной «Сатириконом».

Во время стадионных баталий славяне обычно торговали где-нибудь рядом на импровизированных уличных базарах. Причём торговали они не только турецкими шоколадками и американскими жвачками, но и зерном, лошадьми и жёнами.

Славяне также имели в хазарском городе Саркеле (естественно, -на-Дону), целые кварталы своих судей, а славянский язык был распространен в Хазарском царстве как любимейший деликатес знати.

Местные, саркельские славяне полностью смешались с хазарами, и даже в паспортах писали «хазарин», хотя сами хазары их таковыми не считали и периодически обвинялись в славянофобии.

Постепенно, под напором славянских базаров и квартальных судей, спортивные состязания начали угасать. Интерес к ним падал.

В Х–ХII веках русские князья из отдаленных княжеств шли на гостеприимные берега Дона уже не ради возможности размяться, а удовлетворяя любопытство на предмет цен на местных базарах…

…Нередко после таких «походов за продуктами» из всей дружины домой возвращалось всего несколько воинов, нагруженных всякой заморской снедью и женами.

Все эти походы, безусловно, сильно поднимали престиж нашей армии в низовьях Дона, но в тоже время вносили полную сумятицу в умы тех, кто не принимал участия в походах и питался слухами да собственными продуктами. Ну, а мы с вами, из собственного опыта знаем, что сумятица в умах ни к чему хорошему не приводит. Последствия одной из них мы расхлебываем уже девяносто лет.

Предвидя возможность подобных событий, и, опасаясь за свой княжеский трон, в 1181 году князь Игорь Святославович со своими многочисленными друзьями совершил поход на Дон. Последствия этой прогулки описаны в небезыственном «Cлове о полку Игореве», которое, вопреки названию состоит не из одного, а как минимум из нескольких десятков тысяч слов.

Нажмите для увеличения. Рисунок художника А. Булатова. С сайта anekdot.ru
Рисунок художника А. Булатова. С сайта anekdot.ru

Рисунок художника А. Булатова.


ГОРОДИЩА И ТАТАРО-МОНГОЛЫ

На территории нынешнего Ростова-на-Дону издавна находились три городища: Ротовское-на-Дону, Кизитеринское-на-Дону и Темерницкое-на-Темернике.

В последнее время некоторые досужие филологи пытаются критиковать используемый не только нами но и досужими историками термин «городища», ссылаясь на то, что уж и не такие большие были эти три поселения. Однако, наши донские историки, смело глядящие в глубь веков, с негодованием отвергают поползновения этих так называемых «филологов», справедливо полагая, что для них и слово «чудище» имеет смысл «большого чуда».

А городища были – как городища: грязь, вонь, голопузые дети, заскорузлые мужики и бабы, свет дневной, канализация без очистных сооружений и всего одна программа телевидения, состоящая из вида стоящего напротив окна строения.

Нажмите для увеличения.Городища были, как городища. Фото с сайта 47news.ru
Городища были, как городища. Фото с сайта 47news.ru

Городища были, как городища.

Так вот, эти самые городища вели непрерывную борьбу друг с другом за право называться городом-прародителем Ростова-на-Дону. Эта борьба отбирала много сил, а также – львиную часть и без того нищих городищенских бюджетов. Городища стали постепенно хиреть, пока в IV веке нашей эры окончательно не сошли на нет.

С IV по XII века в низовьях Дона были смутные времена, поскольку даже ростовские старожилы весьма смутно припоминают тот период. Гунны и половцы дрались друг другом, не желая ни торговать, ни судиться. Напрасно местные славяне заманивали их в свои магазины и судейские кварталы.

– Ах, погодите, не до вас теперь, ей-богу! – говорили половцы и шли драться с гуннами.

– Опять вы со своими судами пристаете! Отстаньте! – говорили гунны и шли бить половцев.

Уныние и запустение пришли в торговые лавки, в судейские дома и в семьи славян.

– Пойти, нешто, повоевать с кем-нибудь, – говорили друг другу безработные судьи и торговцы. Тема войны быстро стала популярнейшей в «Славянском базаре» и других, не менее посещаемых и любимых народом ресторанах и музыкальных салонах.

Однажды утром XIII века горизонт застелила пыль. Обыватели, собравшись на кургане, гадали – что бы это могло быть? Вскоре послышался топот, затем в носы ударил запах конского пота и немытого человеческого тела и, наконец, на пригорке показалось татаро-монгольское иго.

Нажмите для увеличения.На пригорке показалось татаро-монгольское иго. Фото с сайта oko-planet.su
На пригорке показалось татаро-монгольское иго. Фото с сайта oko-planet.su

На пригорке показалось татаро-монгольское иго.

Словно молния мелькнула у славян радостная мысль: «Враги!!!» С этой счастливой вестью они разбежались по домам.

Шло время. Обыватели терпели врагов и готовились к решающей битве.

– Ужо мы вам покажем! – говорили они, неся очередную дань.

– Ну, и чего же вы нам покажете? – лениво интересовались татаро-монголы, принимая ее.

– Кузькину мать покажем, – загибали мизинец обыватели-славяне, – куда Макар телят не гонял покажем, – загибали они безымянный палец, – опять-таки, где раки зимуют, тоже покажем! – загибался средний палец.

– А мы вам покажем, что такое татары, – говорили враги и загибали большой палец обывателя к уже загнутому среднему, – и что такое монголы!

После этого указательный палец слегка прикрывал большой, и вся фигура разворачивалась в сторону недоумевающего мужика.

– Однако! – говорили славяне и шли домой разглядывать полученную композицию.

На её рассмотрение у славян ушло еще несколько столетий. Русский народ копил силы и вот, в 1480 году освободился от татаро-монголького ига и, наконец, разжал пальцы. Но тут оказалось, что положить в них нечего, поскольку Приазовье и низовье Дона к тому времени попали под власть турок.


ОБРАЗОВАНИЕ РОСТОВА-НА-ДОНУ

В XVIII веке Дон уже невозможно было представить без одноименных казаков, которые вели по обоим его берегам бурную деятельность по защите Отечества.

Поскольку в донской степи было туго со строительным лесом, то граница между русскими, турецкими и кавказскими владениями оставалась без пограничных столбов и была чисто воображаемая. А из-за того, что воображение то у одной, то у другой, то у третьей стороны часто разыгрывалось, у казаков постоянно была работа.

Нажмите для увеличения. У казаков постоянно была работа. Фото с сайта my.mail.ru
У казаков постоянно была работа. Фото с сайта my.mail.ru

У казаков постоянно была работа.

Они неделями не слезали с седла, гоняя турецкие отряды, не заметившие прочерченной каблуком в степи государственной границы, или удирали от черкесов по той же причине. Короче говоря, казаки носились, мотались, перемещались, а по научному говоря – «депортировались» по всей степи. Это дало им возможность причислить себя к депортированным народам и требовать себе льгот от правительства: подъемных (на коня), высотных (на коне) и, особенно, – стременных, поскольку без них каждый сигнал тревоги стоил казачке чарки вина.

Правительство, войдя в положение, согласилось с требованиями казаков и выдало им право на беспошлинную торговлю и, в частности, на свободную продажу вина. Вино полилось рекой, и торговля стала чрезвычайно выгодным занятием. По винным рекам в столицу донского казачества Черкасск ежедневно приезжали из России – русские купцы, из Крыма – армянские и татарские, из Турции – греческие и турецкие. Торговля росла, суды хирели и вскоре сошли на нет.

В 1770 году был основан Койсуг, рядом с ним расположилась слобода Батайск. Ватаги донских казаков часто приходили в устье реки Темерник к главному железнодорожному вокзалу. Очевидцы утверждают, что они гоняли выходцев с Кавказа, промышлявших игрой в напёрстки. Жизнь по всему Нижнему Дону кипела, и только на месте будущего Ростова-на-Дону никто не селился. На то были две причины.

Во-первых, на берегу реки Темерник рос дуб, посаженный ещё Петром I, полутора метров в диаметре. Дуб ужасно всем мешал, но спилить его из уважения к царственной особе, посадившей его, никто не решался.

Во-вторых, это было «священное место». Дело в том, что во время своего пребывания здесь всё тот же Пётр однажды изволил испить воды из источника, находившегося здесь же. Испив воду, он неожиданно разродился каламбуром: «Богатый колодезь!» Это событие повергло присутствующих верноподданных, привыкших к длительным репетиционным периодам, предшествовашим историческим фразам государя, в состояние шока и ужаса.

С тех пор местные не решались здесь жить.

Пустырь между Доном и Темерником активно использовали приезжие купцы для обмена товарами.

Нажмите для увеличения. На местных базарах. Рисунок Е. Шубиной из архива И. Вернера
На местных базарах. Рисунок Е. Шубиной из архива И. Вернера

На местных базарах.

Грузинский чай меняли на турецкий шоколад и жвачку, американские джинсы польского производства на российские меха, армянские ковры на «Мерседесы». Частенько на пустырь заезжал передвижной зоопарк из Москвы, а иногда молодежь, в память о некогда существовавшим здесь стадионе, гоняла в футбол.

Но в 1740 году на территорию будущего Ростова-на-Дону внезапно пришли жить запорожские казаки. Им ничего не было известно об исторических достопримечательностях этого места. Они говорили по-украински, пили горилку, курили люльки, а их жены разъезжали на запорожцах, сев им на закорки, держась за чубы и управляли усами.

Нажмите для увеличения. Жёны разъезжали на запорожцах, управляя усами. Из иллюстраций Е. Шубиной. Архив И. Вернера
Жёны разъезжали на запорожцах, управляя усами. Из иллюстраций Е. Шубиной. Архив И. Вернера

Жёны разъезжали на запорожцах, управляя усами.

Причем злые языки утверждали, что неоднократно наблюдали запорожцев, переоборудованных для водителя-инвалида.

Местные казачки, видя такое положение вещей, попытались было перенять эти оригинальные нововведения, но чубы у их мужей были явно «не те», усы, ввиду своей малости, также не способствовали легкости в управлении и постоянно создавали аварийную обстановку на трассах, да и сами закорки у донских казаков, не употребляющих сало, были неудобны и скорее напоминали велосипедное седло. Всё это привело к тому, что жёны принялись усердно пилить местное казачество, постоянно тыча ему в глаза достоинства пришлых. Казаки терпели, терпели, но всему приходит конец, и …

В 1745 году из Санкт-Петербурга были присланы «голубые каски» для разведения противоборствующих сторон. Причем они действовали весьма оригинальным образом, отдав Дон донским казакам, а днепровские пороги – запорожским.

Таким образом. Низовья Дона навсегда оказались в работящих и бережливых руках донских казаков.


КОТЫ И ОСНОВАНИЕ РОСТОВА-НА-ДОНУ

Трение между донскими и запорожскими казаками нисколько не повредили торговле, которая на Дону шла полным ходом.

Передвижной московский зоопарк периодически привозил в столицу сообщения об успехах донской коммерции, а также масло, сыр, рыбу и копченую колбасу, названную казаками в честь любимого ими зоопарка «московской». Столица же, кроме вышеуказанных сообщений, ничего с этой торговли не имела. Долго так тянуться не могло.

Видя в своём кармане не столько бублик, сколько дырку от него, правительство решило учредить на Дону таможню для снятия сливок, то есть таможенных пошлин.

Вопрос о местонахождении таможни долго муссировался в столице и, сначала местоположение этого учреждения было утверждено в крепости святой Анны, расположенной в низине, ласково называемой в народе «Васильевскими буграми». Однако крепость не отвечала возложенным на нее обязанностям, и вся таможенная пошлина проходила мимо неё, как песок сквозь пальцы. Купцы объезжали выставленные заставы, выставляя таможенных чиновников перед Питером слепыми котятами.

Несколько лет вопрос о таможне обсуждался в правительственных коллегиях, в Сенате, в Обществе слепых и в Клубе любителей кошек.

Нажмите для увеличения. Из иллюстраций Е. Шубиной. Из личного архива И. Вернера
Из иллюстраций Е. Шубиной. Из личного архива И. Вернера

Наконец, в 1749 году было принято решение об учреждении «в пристойном месте» пограничной таможни (видимо, «Васильевские бугры» в столице считали чем-то «непристойным»).

Таможня, естественно, должна была находиться на границе, но где именно – никак не могли решить. Сенат предлагал расположить ее в Усть-Донецкой крепости, Общество слепых – в Таганроге, Клуб любителей кошек – у Богатого колодезя. Елизавета долго колебалась с выбором, но поскольку кошек она любила больше, чем Сенат и всех слепых вместе взятых, то, в конце концов, чаша весов склонилась в пользу Богатого колодезя.

Указом от 15-го декабря 1749 года была учреждена таможня в непосредственной близости от указанного колодезя, там, где главная водная артерия петровских времен – полноводный Темерник, вливал свои воды во второстепенный Дон. Клуб любителей кошек ликовал.

Нажмите для увеличения. Елизавета любила кошек больше, чем Сенат. Фото с сайта catphoto.ru
Елизавета любила кошек больше, чем Сенат. Фото с сайта catphoto.ru

Елизавета любила кошек больше, чем Сенат.

Так, 15 декабря 1749 года, Указом об учреждении Темерницкой таможни был основан Ростов-на-Дону. В память об этом знаменательном событии ростовчане и поныне отмечают День города в середине сентября.


ОПЕРАЦИЯ «ПРОКЛЯТОЕ МЕСТО» И НАЗВАНИЕ КРЕПОСТИ

Здание таможни и Темерницкий порт были построены одновременно, в 1750 году. Сразу после открытия таможни ее населили таможенниками, которые тут же с огромным рвением принялись за дело. Перво-наперво они начали потирать руки и алчно таращить глаза в ожидании контрабандистов. Увы, но эти «ужимки и прыжки» возымели удручающее впечатление не столько на нарушителей Закона, сколько на купцов, и те стали обходить новое заведение десятой дорогой.

Видя, что от потирания рук и выпучивания глаз доход казны не увеличивается, таможенники задумались над новыми методами работы. Срочно были проведены производственные совещания и конференции по обмену опытом, на которых прозвучало много дельных предложений. В частности, потирание рук предлагалось заменить на топанье ногами, а вместо выпучивания глаз рекомендовался свирепый оскал и размахивание кулаками. Однако и эти нововведения не улучшили положения дел.

Примерно в то самое время, в голове одного из чиновников родился грандиозный план, согласно которому было изготовлено несколько десятков переносных макетов таможни. В назначенный час операция под кодовым названием «Проклятое место» началась.

Небольшие группы таможенников с переносными макетами рассыпались по округе, и засели возле трактов, дорог и троп в ожидании контрабандистов.

Нажмите для увеличения. Таможенники в ожидании контрабандистов. Рисунок Е. Шубиной из архива И. Вернера
Таможенники в ожидании контрабандистов. Рисунок Е. Шубиной из архива И. Вернера

Таможенники в ожидании контрабандистов.

Едва только слышался скрип колес и цоканье копыт, как хитрые чиновники вытаскивали свой макет и изумленному взору ничего не подозревающего купца, появляющегося из-за поворота, представали дощатые серые стены крепости с веселенькой надписью «Таможня». Купец со своими возами моментально съезжал с дороги и нёсся через степь и буераки, попутно соображая, как это он мог перепутать дороги. Немного успокоившись, продираясь через кусты на другую тропу, он вдруг каменел, ибо перед ним вновь возвышались стены проклятого здания. Начинало попахивать чертовщиной. Кляня все на свете и переворачивая возы, купец мчался, куда глаза глядят. Но не тут-то было. Ретивые таможенники обкладывали его своими макетами, как волка флажками, и несчастный, дико завывая, с помутившимся рассудком, носился по окрестной степи, перелескам и косогорам, повсюду натыкаясь на злосчастную таможню. Вконец обессилив, купец падал у ног ликующих стражей экономических границ, и те волокли его уже в настоящую таможню.

Чиновники процветали. Купцы же, загнанные таможенниками в угол, частью сходили с ума, частью разорялись, боясь ехать через проклятое место, частью везли товары в обход – через Крым, Турцию и Кавказ, или ехали к казакам в Черкасск, где за неимением никаких таможенных сборов, была сосредоточена главная торговля.

Радушные донские атаманы таможенных сборов не брали и от радости возможности лицезрения столь именитых и богатых купцов, облагали их следующими сборами: атаманскими, мостовыми, перевалочными, весовыми, ведерными, бочечными, привальными, отвальными и многими другими.

А тем временем, изведя на корню и контрабандистов, и купцов, и веру в светлое таможенное будущее, государственные чиновники вновь заскучали. Начиная с 1753 года, правительство неоднократно обращалось к московским купцам с призывом вступать в компании с иностранными фирмами для организации торговли через Темерницкий порт «с вящей пользой для казны и купечества». При этом правительство демонстрировало купцам различные вещественные доказательства, успешной торговли, привезённые некогда ещё московским передвижным цирком: турецкие кожаные куртки, обувь, традиционные шоколадки и прочие вещи, способные привлечь торговый люд.

На призыв правительства откликнулись три купца – Хастатов, Шемякин, и Ярославцев, организовавших торговую фирму «Российская в Константинополь торгующая коммерческая компания».

Три выше указанных купца добились разрешения от правительства носить шпаги, именоваться директорами и образовывать (при необходимости) первичную партийную организацию (так называемую «тройку»).

Помыкавшись по безжизненным окрестностям таможни и, не найдя в них ни одного купца, три директора на очередной планерке решили временно перенести свою торговлю в Черкасск, уж больно они истосковались по людям. Ведь таможенников с их изуверскими методами работы за людей они считать не могли.

Нажмите для увеличения. Рисунок Е. Шубиной из архива И. Вернера
Таможенники в ожидании контрабандистов. Рисунок Е. Шубиной из архива И. Вернера

Чиновники остались совсем не у дел, и, чтобы окончательно не одичать, стали от нечего делать наводить порядок в своем хозяйстве: они построили новые склады, облагородили порт и даже заложили здание лечебницы для душевнобольных <купцов>. Результат не заставил себя долго ждать: с 1760 года товарооборот через Темерницкую таможню начал расти, как на дрожжах. На них же росло слободское поселение вокруг порта.

Примерно к этому же времени гарнизону и населению крепости Святой Анны окончательно надоело жить в «непристойных» «Васильевских буграх», и они получили дозволение от Сената перебраться к Богатому колодезю. Таким образом, гарнизон, население, таможня, порт и сама недостроенная крепость были собраны воедино. Оставалось только дать этому всему имя. Воспрянувший снова духом Клуб любителей кошек требовал дать крепости имя Григория Котовского, но история распорядилась по-иному.

Аккурат к этому случаю, в 1752 году, были вскрыты нетленные мощи Дмитрия Ростовского. Он был объявлен святым, а крепость была названа Ростовской.

Указ об этом Императрица Елизавета подписала 6 апреля 1761 года. Крепости у Богатого колодезя присваивалось имя Дмитрия Ростовского.

Клуб любителей кошек не выдержал такого удара и быстро сошел на нет.


ФЕЙЕРВЕРК И НУЖДЫ КРЕПОСТИ

Несмотря на то, что строительство крепости уже шло полным ходом, сразу после присвоения ей имени Дмитрия Ростовского, было решено провести торжественную закладку, которая и состоялась 23 сентября 1761 года. Эта церемония широко освещалась в газетах, по радио и по телевидению, а также освящалась церковью. Для проведения торжества съехалось духовенство, дворянство, офицерство, чиновничество, мещанство и казачество.

Торжества сопровождались ружейной стрельбой, пальбой из 25 крепостных пушек и артиллерийскими салютами с бортов иностранных кораблей, стоящих в Темерницком порту с поднятыми флагами… В результате возник такой шум, что турки, отдыхавшие в то время в Крыму, и не слушающие радио, не смотрящие телевизор, и не читающие газет, не на шутку перепугались. Их войска их были приведены в полную боевую готовность и заняли оборонительное укрепление.

Гарнизон крепости стрелял от души, и до поздней ночи, а когда кончились боевые патроны и снаряды, он принялся палить в воздух осветительными ракетами, фейерверком и прочими «потешными вещами». Видя на горизонте всполохи пламени, и слыша грохот выстрелов, турки в Крыму в ту ночь не спали и говорили друг другу с внутренним трепетом: «Сильны эти русские, ох, сильны!»


ЗВЕЗДНЫЕ СТРАДАНИЯ И ПЛАНИРОВКА ГОРОДА

Еще перед началом строительства крепости долго обсуждался вопрос о ее форме. Много дней с утра до вечера шли споры о конфигурации крепостных стен. За прообраз предлагались то круг, то квадрат, то треугольник, но все это, как говорится, было «не то!».

И вот на исходе одного из дней, когда строители, осипнув от споров, молча сидели на берегу Дона, вдруг кто-то затянул: «Гори, гори, моя звезда…», но допеть романс, была не судьба. «Звезда!» – завопили десятки глоток. Да, среди множества геометрических фигур, предлагаемых в качестве прообраза формы, проектировщиками не рассматривалась только звезда. «Вечер со звёздами» состоялся, а программа «Крепость со звёздами» была ещё впереди.

Форма звезды была моментально одобрена, и строители хотели, было уже приняться за работу, как вновь возникло затруднение из-за того, что не определили, сколько лучей делать у звезды. Совещались по этому поводу долго.

Нажмите для увеличения. План крепости Святого Димитрия Ростовского. Фото с сайта rostov.aif.ru
План крепости Святого Димитрия Ростовского. Фото с сайта rostov.aif.ru

План крепости Святого Димитрия Ростовского.

Нажмите для увеличения. Конфигурация крепостных стен на монументе основателям Ростова в Крепостном переулке города. Фото с сайта esliustal.ru
Конфигурация крепостных стен на монументе основателям Ростова в Крепостном переулке города. Фото с сайта esliustal.ru

Конфигурация крепостных стен на монументе основателям Ростова в Крепостном переулке города.

Трехлучевую звезду отвергли сразу. Крепостные стены такой формы напоминали бы эмблему «Мерседеса» и на этом основании на новую крепость могла бы, чего доброго, претендовать Германия.

Четырехлучевая звезда, иначе крест, была ближе основателям крепости. Но, поразмыслив немного, они пришли к выводу, что ставить в самом начале крест на всей постройке было бы необдуманным шагом.

Пятиконечная звезда была отвергнута по идеологическим соображениям.

Шестиконечную даже не стали рассматривать, а сразу перешли к семиконечной, но и на ней долго не задержались, так как выяснилось, что это символ Грузии.

Та же участь постигла и восьмиконечную звезду, в которой были выявлены азербайджанские корни.

Следующей по списку шла девятилучевая звезда. Отцы-основатели хотели уже по привычке отказаться от нее, но сколько они не напрягались, так не вспомнили, чей же это символ. Выходило, что девятиконечная звезда вроде бы свободна. На всякий случай, было решено замкнутую фигуру звезды разомкнуть со стороны Дона, чтобы уже точно никто не мог предъявить строителям никаких претензий в плагиате. Так, путем тщательного отбора, была определена форма крепости Дмитрия Ростовского.

Дальше работы пошли веселее. Внутреннюю часть крепости разделили на 7 продольных (параллельных Дону) и 7 поперечных (перпендикулярных Дону) улиц, образовав тем самым 64 квартала. Так что с высоты птичьего полета планировка напоминала шахматную доску. По-видимому, так было решено увековечить, разыгравшуюся в этих местах, знаменитую шахматную баталию между турецким пашой и Петром Первым. Птицы высоко оценили это стремление.

Проектировщики расположили крепость в следующих границах:
северная граница – улица Максима Горького,
восточная граница – переулок Нахичеванский,
южная граница – улица Станиславского,
западная граница – проспект Чехова.

Говорят, что Горький, Станиславский, и Чехов до конца своих дней гордились этим фактом.

Нажмите для увеличения.А. Бильжо. Мои классики. Фото с сайта thelib.ru
А. Бильжо. Мои классики. Фото с сайта thelib.ru
Нажмите для увеличения. А. Бильжо. Мои классики. Фото с сайта thelib.ru
А. Бильжо. Мои классики. Фото с сайта thelib.ru
Нажмите для увеличения.А. Бильжо. Мои классики. Фото с сайта thelib.ru
А. Бильжо. Мои классики. Фото с сайта thelib.ru

А. Бильжо. Мои классики.

Гордилась ли этим фактом Нахичевань – историкам, увы, неизвестно.


«ЦАРСКАЯ ВОДКА» И ПРИСОЕДИНЕНИЕ КРЫМА

Царская власть нагло смотрела на Темерницкую таможню исключительно как на источник доходов, иногда цитируя фразу Петра – «Богатый колодезь». Поэтому из центра предписывали не селить в крепость и слободы крестьян, а только мещан, которым надлежало «довольствоваться доходами от торговли и промыслов, а не земледелия».

Заморские купцы привозили сюда кофе, жемчуг, бусы, зеркальца, красивые лоскутки ткани, подзорные трубы и другие товары первой необходимости. Из России же вывозили никому не нужный хлеб, рыбу, металл и пр.

Ростов стал наводняться спекулянтами и перекупщиками. Цены на базарах росли, а трудовой люд оказывался в кабале у купцов и крепостных чиновников. Местное отделение партии Трудовая Россия начало подбивать народ к бунту и всероссийской стачке. Но из ЦК вскоре пришла депеша, где было указано, что все ее акции строго распланированы вплоть до XXI века и первая всероссийская стачка назначена лишь на 1902 год, а пока предписывалось создавать «красные уголки» для чтения в них лекций по международному положению.

Нажмите для увеличения. Барельеф к памятнику Стачки 1902 года в Ростове. Фото с сайта rostov-na-donu.wikimapia.org
Барельеф к памятнику Стачки 1902 года в Ростове. Фото с сайта rostov-na-donu.wikimapia.org

Барельеф к памятнику Стачки 1902 года в Ростове.

Местные Трудороссы временно угомонились.

А тем временем царизм, в своей извечной борьбе с пролетариатом, шел на всяческие изощрения: для отвлечения народных масс от бунта в город сначала был направлен передвижной московский зоопарк, затем такой же цирк и, наконец, для подкрепления основных сил, прибыл грандиозный вертеп (то-бишь – кукольный театр). В запасе ждали своего часа переносной планетарий и агитбронепоезд с группой лекторов, но их услуги не потребовались. Народ начал остывать, удовлетворяя свои культурные запросы.

Пока народ остывал, местное отделение Трудовой России накалялось, и… в это время коварный царизм нанес последний, сокрушительный удар по тлевшим ещё искрам революционного недовольства: в государственных кабаках стали снижать цену на водку и спиртное. Но тут взбунтовались казаки, пользовавшиеся до этого монопольным правом на продажу «Стременной», «Букета Аксиньи» и прочего. Они (и казаки и Аксиньи) стали терпеть убытки и многие из них обанкротились.

Трудовой народ вдоволь напивался «царской водкой» и не думал роптать против снижения уровня жизни, а в Москве складывали пальцы в широко известную на Дону фигуру, которую и показывали и местному отделению Трудовой России и казакам. Казаки в ответ стискивали зубы, копили злобу и гнали самогон.

В 1768 году, оправившиеся от испуга, полученного при фейерверке, турки пошли из Крыма войной на Россию. Они ошибочно полагали, что в крепости Дмитрия Ростовского после произведенного салюта закончились патроны. Однако при приближении турецкого войска крепость дала такой залп, что в Бахчисарайском дворце крымского хана вылетели все стекла. В результате отборные турецкие полки были отозваны в Крым для остекления дворца, а русские войска 6 марта 1769 года вошли в многострадальный Азов.

Нажмите для увеличения. Иллюстрация Екатерины Шубиной. Из архива И. Вернера
Иллюстрация Екатерины Шубиной. Из архива И. Вернера

Иллюстрация Екатерины Шубиной.

В 1771 году начались широкомасштабные действия против Крыма, при этом крепость Дмитрия Ростовского использовалась в качестве главной квартиры командира второй армии.

Широкомасштабные действия требовали широкомасштабной жилплощади и крепость отвечала возложенным на неё требованиям. Функционально помещения в квартире делились следующим образом:
непосредственно крепость – приемная, столовая, спальня,
расположенные вокруг слободы – кладовые, подсобки, чуланы,
Азов – балкон с видом на врага,
Таганрог – лоджия с видом на море
Темерник – совмещенный санузел,

Возмущению служащих Темерницкой таможни, вынужденных выполнять функции ассенизаторов при совмещенном санузле, не было предела, но военные НУЖДЫ были превыше всего.

10 июня 1774 года война окончилась полной победой России.

Крымский хан, окоченевший в своем плохо остеклённом дворце, махнул на все рукой и уехал на юг – в Турцию – греться. А в 1783 году Крым был окончательно отсоединен от Турции и неокончательно присоединен к России.

Нажмите для увеличения. Фото с сайта rugeroi.ru
Фото с сайта rugeroi.ru

АССЕНИЗАТОРЫ, ПОЧТАЛЬОНЫ И ОСНОВАНИЕ НАХИЧЕВАНИ

По окончании Турецкой кампании военные нужды отошли на второй план. Служащие Темерницкой таможни, униженные и оскорблённые необходимостью выполнять во время войны функции ассенизаторов, собрали свои нехитрые пожитки, и ушли из ненавистной им крепости вместе с таможней в Таганрог, который с1776 года стал главным внешним портом на Юге России.

Без ассенизаторов в крепости жить было совершенно невозможно. Антисанитария наступала, как турецкая армия. Крепостные власти запретили пить воду из Дона ниже железнодорожного моста, но это мало помогло.

Комендант крепости забросал срочными депешами канцелярию Зимнего дворца.

Когда в крепости не осталось ни одного коня для нарочных и почтальонов, комендант взялся за составление телеграмм.

Когда на складах не осталось ни одного рулона телеграфной бумаги, он схватил телефонную трубку.

Когда он оборвал в Зимнем дворце все телефоны, последовало следующее: комендант взобрался на крепостную стену и, обратясь в сторону Питера, зычно объявил, что если ассенизаторы немедленно не будут доставлены в крепость, то он тут же родит Сергея Эйзенштейна для репетиций фильма «Взятие Зимнего» и лично будет руководить съемками.

…Екатерина смотрела в сторону Дона так косо, как только могла.

Заявление коменданта: «ассенизаторы, или Эйзенштейн» привело к тому, что Екатерина окосела окончательно, терпение ее лопнуло, и она приказала графу Румянцеву и князю Потемкину отправиться в Крым, взять проживающих там армян и отправить их на Дон в качестве золотарей.

Царское слово – Закон.

Из каждого Закона есть исключение.

Указанные лица действительно отправились в Крым, действительно нашли там армян, и действительно смогли уговорить их переселиться на Донские земли… правда, не говоря, для каких целей.

Армяне действительно собрались, действительно поехали и действительно прибыли к крепости Дмитрия Ростовского, но тут коса нашла на камень. Поняв, для чего их сюда доставили, хитрые армяне направили послов в Петербург.

Послы, первым делом, бухнулись в ноги Екатерине, а вторым делом завопили что-то на своем непонятном языке. Екатерина хотела было выгнать их, но послы на ломаном русском языке объяснили императрице, кто они.

– Так чего вы хотите? – спросила Екатерина.

– Матýшка наша, нэ вэли казнит, вэли слова говорит! – жалобно тянули гости.

– Да, говорите уж, коли надо!

– Позвол нам сэлится нэ справа от крэпость, а слэва.

– Позвольте, позвольте, как это? – справа, слева?

– Ну, нэ справа от крэпост, в таможнэ, а слэва в голый полэ. Ну, зачэм нам таможна? Мы что – чыновныкы? Нэт! Мы – крэстьяне. Таможна нам нэ нужна. Мы хочэм жит в полэ.

Нажмите для увеличения. Мы хочэм жит в полэ. Фото с сайта youtube.com
Мы хочэм жит в полэ. Фото с сайта youtube.com

Мы хочэм жит в полэ.

С этими словами послы вынули из кошельков роскошный турецкий халат, из которого совсем недавно русской армией был, вытряхнут крымский хан и накинули его на Императрицу. Екатерина, заработавшая косоглазие стараниями коменданта крепости Дмитрия Ростовского, и потерявшая временно способность соображать стараниями армянских послов, оказавшись в окружении турецкого халата, еще пыталась слабо сопротивляться. Но послы стояли на воем.

– А мы тэбэ паматнык поставым и напышем: «Екатэринэ от благодарный армяне».

Царица махнула рукой:

– Сэлитесь… прости Господи! Совсем заморочили! Селитесь, где хотите, но на памятнике хоть ошибок не делайте! Давайте вашу челобитную, я подпишу!

Нажмите для увеличения. Памятник императрице Екатерине II на бывшей одноимённой площади в Ростове. Фото с сайта dom.161.ru
Памятник императрице Екатерине II на бывшей одноимённой площади в Ростове. Фото с сайта dom.161.ru

Памятник императрице Екатерине II на бывшей одноимённой площади в Ростове.

Так 14 ноября 1779 года был подписан императорский Указ, разрешающий армянам – выходцам из Крыма заселение «особого города при урочище Полуденка с названием Нахичеван». Причем, после посещения послов, Императрица временно потеряла способность правильно расставлять в словах мягкие знаки. Сначала она написала «Нахичевань», потом, вспомнив о послах, зачеркнула мягкий знак, потом снова вписала, потом снова зачеркнула. В результате, в конце слова оказалась клякса. До сих пор историки спорят между собой, как правильно произносить это слово.


ПУШКИН, ЯРМАРКИ И МЕСТНЫЙ ДИАЛЕКТ

…В 1812 году крепость Дмитрия Ростовского была обширна. Она имела 8 бастионов и несколько батарей, среди которых не было ни одной центрального отопления. Зато на батареях было много пушек. В крепости работали два магазина – пороховой и хлебный. Главной задачей гарнизона состояла в том, чтобы их не путать...

…К середине XIX века Россия стала обширной по своей территории Империей. Быстрыми темпами развивались торговля, особенно на Юге страны. Безусловно, большую роль сыграл здесь Нахичеванский базар. К нему и к прилегающим к нему городам – Ростову и Нахичевани протаптывались все новые и новые дороги: из Харькова, Донбасса, Таганрога, Мариуполя, Ставрополя, Закавказья, Азова, Ейска...

В Ростов привозили все больше и больше хлеба. Один из имеющихся в крепости магазинов (а именно хлебный) – процветал. Пороховой же магазин постепенно приходил в упадок и в его пустующих помещениях расположились коммерческие отделы, торгующие по рыночным ценам железом, медью, шерстью, углем, лесом, солью, рыбой и другими второстепенными товарами.

…Полюбоваться на южную торговлю на берега Дона приезжали многие известные люди своего времени. 6 июня 1820 года город посетил А.С.Пушкин.

Он прошелся по Пушкинской улице и был сильно разочарован ее состоянием и особенно тем фактом, что она проходит по городскому кладбищу. Затем он осмотрел Нахичевань и, далее – уехал в Новороссийск совершенно обалдевший от шума базара. Повозка его была перегружена ненужными покупками, а сам он в течении целой недели не сочинял стихов, а по крупицам восстанавливал знания о русском языке.

Нажмите для увеличения.«Пушкин на ярмарке» Рисунок Елены Шипицовой. Фото с сайта informpskov.ru
«Пушкин на ярмарке» Рисунок Елены Шипицовой. Фото с сайта informpskov.ru

«Пушкин на ярмарке» Рисунок Елены Шипицовой.

…К 60-м годам в Ростове широкое распространение получают ярмарки. Традиционно ярмарки проходили весной и осенью и были приурочены к Первому мая и Седьмому ноября, однако путаница с календарем привела к тому, что первомайская ярмарка проходила в начале июня, а ноябрьская – в начале сентября.


УПРАЗДНЕНИЕ КРЕПОСТИ, БИБЛИОТЕКА И ПРОСВЕЩЕНИЕ

Еще в первой половине XIX века гарнизону крепости Дмитрия Ростовского окончательно надоело купаться как в мелеющем Темернике, так и во все более загрязняющемся Дону. Неоднократные обращения в Санкт-Петербург привели к тому, что в 1835 году Ростовская крепость была упразднена, а ее гарнизон переведен в Анапу.

Примерно в это же время городские дома подошли к стенам крепости. Подошли, постояли, переминаясь с ноги на ногу и … полезли на крепостные сооружения. В результате в 1845 году был утвержден новый план города, по которому в городскую черту осёдлости была включена территория крепости.

Нажмите для увеличения.План застройки Ростова-на-Дону 1897 года. Фото с сайта etomesto.ru
План застройки Ростова-на-Дону 1897 года. Фото с сайта etomesto.ru

План застройки Ростова-на-Дону 1897 года.

Крепостные сооружения и постройки стали постепенно разрушаться, а на их месте прокладывались новые улицы и возводились городские здания. Сейчас о былом могуществе крепости свидетельствует лишь земляной вал, сохранившийся в Крепостном переулке.

Город уверенно разрастался. В нем появились первые публичные библиотеки и такие-же дома.

Это привело к тому, что многие молодые люди зачастую путали эти заведения и, говоря родителям, что отправляются в библиотеку, оказывались в диаметрально противоположном заведении.

Нажмите для увеличения. За чтением.  Рисунок Ч. Гибсона.  Фото с сайта vespig.wordpress.com
За чтением. Рисунок Ч. Гибсона. Фото с сайта vespig.wordpress.com

За чтением.

Общественность, возмущенная таким положением дел требовала разбирательства городской Думы в существующих порядках. Тогда по настоянию властей в библиотеках были введены формуляры читателей, в которых указывали количество и названия прочитанных книг. Руководство конкурирующих с библиотеками заведений, в ответ на это, так же ввело в обиход свои, мало, чем отличающиеся от библиотечных формуляры посетителей, в которых также отмечалось количество и имена.

Введение двух похожих формуляров еще сильнее сблизило два публичных заведения и привело к тому, что путать их стали не только молодые люди, но и почтенные отцы семейств. Надо было найти принципиально новый подход к этой проблеме. И он был найден!

Власти запретили посещение библиотек НЕГРАМОТНЫМ горожанам. И 99% представителей сильного пола лишились повода уходить из дома. В результате потребности в учебных заведениях стали расти как на дрожжах.

Нажмите для увеличения. …Население требовало школ и знаний!  Фото с сайта fishki.net
…Население требовало школ и знаний! Фото с сайта fishki.net

…Население требовало школ и знаний!

…Население требовало школ и знаний!

В 1900 году в Ростове были открыты педагогические курсы и механико-техническое училище, а в 1902 году было учреждено мореходное учебное заведение, учеба в котором давала ростовчанам возможность посещать публичные заведения не только в Ростове, но и во всех приморских городах. За два первых десятилетия ХХ-го века в Ростове, было открыто еще множество учебных заведений, почти полностью удовлетворивших население.


МОСТЫ И ПАМЯТНИКИ

Город продолжал расти как на дрожжах. Генеральская балка перестала быть пристанищем генералов и нечистот, еще в 1863 году через нее был переброшен первый в городе каменный мост. Правда, переброшенный через балку мост, едва не рассыпался от удара о землю, но выстоял. Занимался переброской моста городской голова Андрей Матвеевич Байков.

Перебрасывание мостов через всё, что можно, вскоре стало любимым видом спорта у ростовчан: Байковский мост, железнодорожный мост через Дон, еще один деревянный мост через всё ту же генеральскую балку в районе Малого проспекта, наплавной деревянный мост через Дон – все мосты перебрасывались с большим рвением, энтузиазмом и при большом стечении народа.

Тема мостов стала чрезвычайно популярной. Так зубные врачи не успевали ставить ставшие модными МОСТЫ при протезировании зубов, а популярнейшей игрой в местном казино стал «Бридж», поскольку перевод этого слова – все тот же «МОСТ». Повальное увлечение мостами привела к тому, что в городе начали повсеместно МОСТить улицы. Появились первые театры – Гайрабетовский, Асмоловский, Машонкинский, Новопоселенковский – называемые не иначе как «подМОСТки» и т. д. и т. п.

Нажмите для увеличения. Памятник ростовскому градоначальнику Андрею Байкову в центральном парке города. Фото с сайта hramvsrostov.cerkov.ru
Памятник ростовскому градоначальнику Андрею Байкову в центральном парке города. Фото с сайта hramvsrostov.cerkov.ru

Памятник ростовскому градоначальнику Андрею Байкову в центральном парке города.

Помимо сооружения мостов, население города Ростова любило устанавливать памятники. Поскольку «любимых вождей» тогда еще не было, то устанавливали памятники кому попало: В Нахичевани – Екатерине Второй, этот процесс уже описывался нами ранее, а историю с памятником Александру Второму мы рассмотрим здесь.

Император Александр Второй, как известно, был убит первомартовцем Желябовым соответственно 1 марта 1881 года. Уже 15 марта состоялось экстренное заседание ростовской Городской Думы, на котором было принято решение о сооружении в Ростове памятника. Зарождающийся пролетариат настаивал на установлении памятника Желябову, но Дума решила однозначно: – установить памятник Императору Александру Второму.

Вскоре была образована особая комиссия по разработке проекта памятника и выбору места для его установления. Дело шло ни шатко ни валко. Комиссия представила на рассмотрение Думы проект архитектора Якунина и определила место для памятника.

С течением времени комиссия была упразднена, а вместо нее был организован «Комитет по сооружению памятника Императору Александру Второму в г. Ростове-на-Дону», в который вошло 15 человек. Комитет взялся за дело основательно. Сперва он утвердил принципиально новый проект памятника, разработанный академиком Микешиным, затем он изменил предполагаемое место его расположения. Зарождающийся пролетариат ожидал, что Комитет пересмотрит так же вопрос о том, кому ставить памятник, в пользу Желябова, но по этому пункту изменений не последовало и зарождающийся пролетариат остался с носом.

…При обсуждении вопроса о выборе места для памятника в Комитете произошли оживленные прения: одни предлагали соорудить его на площади перед Собором по линии Соборного переулка, другие – на Большой Садовой улице при входе в Городской Общественный Сад. Большинством голосов решили установить памятник на Большой Садовой улице.

С течением времени Комитет, детально рассмотрев проект Микешина и, с удивлением обнаружив, что фигура Императора была изображена в молящейся позе со взором, обращенным вверх, принял решение о переносе места сооружения памятника к Собору…

Нажмите для увеличения. Фото с сайта pastvu.com
Фото с сайта pastvu.com

Прошло 9 лет с момента убийства Александра, памятник несчастному Императору кочевал по городу то туда, то сюда, сама фигура менялась, принимая подчас самые причудливые формы и очертания. Требовался новый подход к проблеме. И тогда по старой ростовской традиции был образован «Клуб любителей»! На сей раз он назывался «Клуб любителей памятника Императору Александру Второму». И тотчас – 17 апреля 1890 года памятник по проекту академика Микешина был торжественно открыт перед Собором, по линии Соборного переулка на том самом месте, где в конце XX века встал во весь рост Дмитрий Ростовский.


БОЛЬНИЦЫ, КАНАЛИЗАЦИЯ И ПР.

Клубное дело в Ростове продолжало давать обильные всходы и плоды. В конце XIX века было образовано невиданное ранее количество Клубов, каждый из которых отвечал за возложенные на него обязательства. Каждый… кроме одного – «Клуба любителей XIX века», который ни за что не отвечал и ничего не курировал.

«Клуб любителей базарной торговли» курировал три площади в центре Ростова и постоянно организовывал на них выездную торговлю, или попросту – базары. «Старый базар» – на Базарной площади (процветает по сей день), «Новый базар» – около собора Александра Невского (ныне – площадь Советов) и «Покровский базар» – на месте бывшего теперь уже Кировского сквера, рядом с ныне вновь возведённым Покровским собором. Современники вышеупомянутого клуба считали его членов торговой мафией, а члены клуба считали своих современников покупателями.

Начиная с 1893 года, в Ростове начинает действовать «Клуб любителей ростовской канализации», имеющий штаб-квартиру в дизентерийном отделении желудочно-кишечного корпуса Городской больницы, и пополняющий свои ряды за счёт выбывающих из строя членов быстро развивающегося «Клуба любителей ростовского водопровода». Надо отметить, что работа Клуба была отменной, ибо ростовская канализация являлась в те времена лучшей по сравнению с канализациями других губернских городов.

Настоящая чехарда происходила с «Клубом любителей керосиновых фонарей». Основанный ещё в 1864 году, он уже в 1870 году сменил вывеску на «Клуб любителей фонарей газового освещения», а в 1896 году, большинством голосов было принято решение о переименовании его в «Клуб любителей электрического освещения».

В 1887 году открылся «Клуб любителей телефонных разговоров», процветающий и поныне, а в 1878 году – «Клуб любителей ростовских больниц».

О последнем из упомянутых Клубов следует сказать особо, ибо его бурный рост долго оставался предметом разговоров и пересудов ростовских мещан. Клуб начал своё функционирование с курирования жизнедеятельности городской больницы, находящейся на границе Ростова и Нахичевани. В 1892 году НА МЕСТЕ старого здания больницы было построено одиннадцать новых корпусов. До сих пор многие ломают себе голову над вопросом: старое ли здание было таким большим, или же новые корпуса были столь маленькими?

Ростовская городская больница была лучшей на Юге России и была рассчитана на 600 коек и столько же прикроватных тумбочек. Кроме неё в городе была Еврейская, а в Нахичевани – Мариинская больницы. Но, если с евреями и их больницей всё было ясно, то никто в Клубе не мог понять: кто такие мариины, зачем им своя больница и почему она оказалась именно в Нахичевани!

Начиная с середины 60-х годов, самым популярным в Ростове становится «Клуб любителей театров».

Однако театральные подмостки и постановка пьес Островского и Чехова не могли удовлетворить изысканный и утончённый вкус ростовской публики. Начиная с 1907 года, в Ростове начинает действовать цирк, с представлений которого общественность расходилась с чувством полного удовлетворения.

Нажмите для увеличения. Фото с сайта parnasse.ru
Фото с сайта parnasse.ru

В начале XX века в Ростове открылся первый кинотеатр, называемый по имени владелицы, «электробиографом Штиммерши», и, естественно, породивший «Клуб любителей ростовских кинотеатров». Говорят, что приезжая в Ростов в очередной раз, инкогнито, всё тот же известный революционер, посетил электробиограф и вышел из зала настолько обалдевшим, что тут же заявил: «Из всех искусств для нас важнейшим является кино!»

«Клуб любителей ростовских гостиниц», курировал ряд гостиниц, среди которых были:

«Гранд-отель», в котором любили останавливаться проездом через город многочисленные дети капитана Гранта;

основанная армянским обществом, напротив Городского дома, гостиница «Московская», предназначенная для армян московского розлива;

гостиница «Сан-Ремо», хозяин которой, Егор Дымченко, всё порывался организовать в ней конкурс песни, но ему постоянно не хватало чуть-чуть феличиты*.

Весь этот сонм клубов клубился тихо и безбедно, давая достойное занятие своим членам. Но вот, однажды, единственный, ничего не курирующий и ни за что не отвечающий клуб – «Клуб любителей конца XIX века» объявил о своём закрытии и об автоматическом переводе всех своих членов в «Клуб любителей начала XX века».

Нажмите для увеличения. Фото с сайтаloco-bird.livejournal.com
Фото с сайтаloco-bird.livejournal.com

Это событие, произошедшее тихо и незаметно, в дальнейшем настолько сильно повлияло на жизнь города, что…

Однако, обо всём по порядку.

*) Феличита (итал.) – ничего общего ни с Феликсом, ни с Читой не имеет. Переводится просто и банально – «Счастье»


РАХМАНИНОВ И УНИВЕРСИТЕТ

Сначала 1915 года с громыхающей и вспыхивающей зарницами где-то далеко на западе Первой мировой войны в Ростов потянулись обозы и эшелоны с ранеными и демобилизованными.

Первыми всполошились мариины, поскольку их, самая маленькая в городе Мариинская больница заполнилась до отказа. Следом подобная участь ожидала Еврейскую больницу и, наконец, все лечебные учреждения города были заполнены под завязку.

Вновь поступающим раненым на выбор предлагали размещение в имени русско-армянской дружбы крестовоздвиженском монастыре Сурб-Хач, в городском Доходном доме, или на частном секторе. Однако, эвакуированные с театров военных действий солдаты требовали размещения исключительно в театрах. В результате все культурные храмы Ростова были выделены под военные нужды.

В октябре 1915 года в Ростов из Петрограда прибыл Сергей Рахманинов. Выступать ему, по причине отсутствия свободных от солдат концертных залов, пришлось в пока еще не занятом под госпиталь, здании торговой школы.

Нажмите для увеличения. У рояля – автор! Фото с сайта earthmp3.com
У рояля – автор! Фото с сайта earthmp3.com

У рояля – автор!

На единственном в Ростове концерте Рахманинова присутствовали известная в будущем писательница Мариэтта Шагинян и не менее известный музыкант Михаил Гнесин. Присутствовал ли в зале кто-либо еще? Концерты прошли с полным триумфом.

Здесь, кстати, уместно заметить, что ныне в честь двух выдающихся слушателей прошлого, в здании бывшей торговой школы долгие годы размещались два факультета Ростовского Государственного университета – филологический и юридический. Однако, если связь между писательницей М. Шагинян и филфаком лежит на поверхности, то отношение между музыкантом М. Гнесиным и юристами видимо еще ждет своего исследователя.


ВОЙСКОВОЙ АТАМАН, РЕВОЛЮЦИЯ И БОРЬБА С ПЬЯНСТВОМ

…В 1917 году страна вплотную подошла к революции, застрельщиком которой был, как и следовало ожидать, рабочий класс. Надо отдать ему должное – стрелял он много.

1917 год принес на берега Дона свой неповторимый колорит, привкус авантюризма и непредсказуемость событий. После ареста Комитета РСДРП-большевиков 7 января, полиции заниматься было нечем, и она просто шаталась себе по городу, не зная, к кому бы поприставать.

События свершившейся в Питере февральской революции на Дону тщательно замалчивались Войсковым Наказным Атаманом. Бывало, прийдет к нему какой-нибудь командировочный с Петрограда и начнет рассказывать о происходящих в столице событиях, а Войсковой Атаман в ответ – молчит, ни слова не проронит.

– Замалчивает! – думало его окружение и тоже молчало.

В Атаманском дворце стало тихо. Тишина и спокойствие разлились по всему нижнему Дону и Приазовью. Только по ночам, с единственной в Ростове мечети доносился голос муллы: «Спите спокойно. Граждане Ростова! В Ростове все спокойно!».

Изредка сидящий в тюрьме Комитет пытался затянуть какую-нибудь революционную песню.

Нажмите для увеличения. Фото с сайта veselahata.com
Фото с сайта veselahata.com

Но другие заключенные активно шикали на него, и город снова погружался в безмолвие. Так прошла зима. Весной ситуация резко изменилась.

В ночь на второе марта, оставшиеся на свободе сторонники Комитета, захватили муллу и отправили вместо него в мечеть своего человека. В результате. Пока мулла, щедро угощаемый в подвале мечети сторонниками Комитета выбирал между свиным шашлыком с водкой и совестью, в уши спящих ростовчан вместо привычного: «В Ростове – все спокойно…» вливалось: «В Петрограде революция! Царский режим свергнут!».

Как известно, все, что человек слышит во время сна, он запоминает особенно хорошо и потому утром второго марта весь город заговорил. Причем, все заговорили сразу и об одном и том же. Весть о революции была у всех на устах.

…1 мая 1917 года начала регулярно выходить газета Ростово-Нахичеванского Комитета. Комитет долго не мог придумать ей название и колебался между «Наше Племя», «Наше Вымя» и, естественно, «Наше Стремя». После долгих дискуссий и совещаний было решено назвать газету «Наше Знамя». В настоящее время их последователи нашли более удачное название «Наше Время».

Нажмите для увеличения. Название колебалось между «Наше племя» и «Наше стремя». Рисунок Ю. Кособукина. Фото с сайта day.kyiv.ua
Название колебалось между «Наше племя» и «Наше стремя». Рисунок Ю. Кособукина. Фото с сайта day.kyiv.ua

Название колебалось между «Наше племя» и «Наше стремя».

…17 мая был созван Большой казачий Круг, который избрал Войсковым Атаманом Алексея Максимовича Каледина и призвал гражданское население области, военных и казаков отказаться от пьянства. Кстати сказать, на этот счет было и воззвание Войскового Круга и постановления специально созданной комиссии.

Зная пристрастие нарождающегося гегемона к спиртному, Ростово-Нахичеванский Комитет понял, что Большой Круг «копает» под него. В результате все последующие 70 лет во всех исторических книгах можно было прочесть следующее: «… в конце мая, собравшийся в Новочеркасске Войсковой Круг в составе представителей казачьего дворянства, офицеров и казаков-кулаков… приступил к организации контрреволюционных сил на Дону», хотя на Круге всего лишь решали вопрос о борьбе с пьянством…

…С июня по август 1917 года на Дону не произошло никаких мало-мальски заметных событий. Всё так – по мелочам: стачки, забастовки, драки, лозунги…

Возбуждение масс нарастало. Красные флаги успешно соперничали с красными фонарями.

…Возбужденные массы с нетерпением ждали октября, чтобы двухдневными выходными отметить Великую Октябрьскую Социалистическую революцию.

Нажмите для увеличения. Картина Ивана Владимирова «Взятие Зимнего дворца». Фото с сайта ya-russ.ru
Картина Ивана Владимирова «Взятие Зимнего дворца». Фото с сайта ya-russ.ru

Картина Ивана Владимирова «Взятие Зимнего дворца».

ТО ЛИ ЕЩЁ БУДЕТ!

Нажмите для увеличения. Из иллюстраций к книге В. Тикиджи-Хамбурьяна «ШУТ С НАМИ. История одного города» художницы Екатерины Шубиной. Архив Игоря Вернера.
Из иллюстраций к книге В. Тикиджи-Хамбурьяна «ШУТ С НАМИ. История одного города» художницы Екатерины Шубиной. Архив Игоря Вернера.

А пока – конец.

Тикиджи-Хамбурьян В. А.
1990…1992
Редакция 2007 года.


Скажи свое слово о любимом городе!

Вы можете отправить свой текст, напечатав его в поле "Примечание", либо  прикрепив файл с текстом.


* Поле, обязательное для заполнения

CAPTCHA