Главная / Ростовский КниГурМен / Воспоминания о любимых книгах

Воспоминания о любимых книгах

КниГурМен от
Екатерины Рындиной

Кто-то из мудрых как-то остроумно заметил — мы состоим из людей, которые нас окружают. Но в той же мере это можно сказать и о книгах. Строчками, прочитанных нами книг, пишутся также и наши биографии, а не только судьбы литературных героев, придуманные писателями. Разумеется, речь идёт не о книгах вообще, а о тех, что возникли в нашей судьбе не случайно, а будто бы были написаны специально для нас.


Читать полностью »
Фото с сайта sobaka.ru

Возникнув в тот или иной период нашего становления одни из них потрясли, переполошили, взбудоражили всё наше существо и сознание. Другие вошли в наш мир тихо, почти незаметно, но остались в нас частицею нас самих, став навсегда верными друзьями-собеседниками, добрыми спутниками и мудрыми советчиками на жизненном пути.

Такие книги сродни некоему материалу в строении нашей личности или живительному витамину роста, постепенно, сантиметр за сантиметром, поднимающему нас ввысь. В каком-то смысле личностный рост человека и можно измерить высотой книжной стопки, поднявшейся рядом с ним из таких сочинений.

Какие это книги? Чем они стали для нас? Готовы ли мы выразить им свою благодарность, рассказав о них другим?

Хотелось бы, чтоб были готовы. Потому что для таких рассказов мы и придумали наш проект: КНИГУРМЭН или Дневник читателя.



Наша сегодняшняя собеседница — ростовский театральный режиссёр Екатерина Рындина.

Выпускница Ростовского училища культуры 2002 года, мастерская Юрия Мельницкого.

С 2008 года Екатерина Рындина является создателем и режиссёром Ростовского частного авторского театра «Человек в кубе». За время работы поставила около 20 спектаклей по произведениям Пушкина, Гоголя, Мольера, Керролла, Олби, Кокто и других авторов.

 Нажмите для увеличения. Частный театр «Человек в кубе». Фото с сайта novosti-dny.ru
Частный театр «Человек в кубе». Фото с сайта novosti-dny.ru

КниГурМэн Итак, как книга появилась в вашей жизни, как вы с нею впервые встретились?

Екатерина Рындина У меня есть две книги, которые я помню с детства. Одну я очень люблю, а вторую очень не люблю. У меня с детства хранится маленький коричневый томик Пушкина. Там его сказки, поэмы и стихи. С детства я его постоянно читаю. Он меня изначально привлёк просто визуально, красивая книга. И ещё одна красивая книга — это Достоевский «Преступление и наказание». Но Достоевский в детстве как-то не очень был понятен, а Пушкин пришёлся прямо по душе. Пушкина я постоянно читала, декламировала, его героев воспроизводила. Это где-то четвёртый класс школы был, наверное. «Руслана и Людмилу» я помню, читала в лицах маме и всем своим знакомым.

 Нажмите для увеличения. Художественная композиция к поэме А.Пушкина Руслан и Людмила. Фото с сайта illustrators.ru
Художественная композиция к поэме А.Пушкина «Руслан и Людмила». Фото с сайта illustrators.ru

Художественная композиция к поэме А.Пушкина «Руслан и Людмила»

Наслаждением было просто слова пушкинские произносить, как они льются, перетекая друг в друга.

Была у меня, как я сказала, и нелюбимая книга. Сборник такой, ещё советское издание: «Чиполлино», «Мэри Поппинс» и «Маленький принц». С детства у меня возникло неприятие этой книжки и этих сказок.

КГМ Вот это фокус! Тут вы удивили, и, боюсь даже обидели, огромное сообщество почитателей этих произведений. Объяснитесь поскорее, чтобы вас не дай Бог не призвали к ответу за оскорбление чувств верующих в «Чиполлино», к примеру.

Е.Р. Это всё на уровне, каких-то неосознанных ощущений.

КГМ Вы, как Наташа Ростова, прямо. Помните, у неё Борис Друбецкой почему-то «узкий, серый, светлый», а Пьер Безухов «Синий, тёмно-синий с красным». Это я вспомнил, чтобы защититься от обиженных почитателей «Чиполлино» авторитетом русской классики. (смех)

Е.Р. Ну, спасибо. В «Маленьком принце» мне почему-то видится какая-то эгоистическая философия. Я никому своё ощущение не навязываю, но сама справится с ним не могу.

С «Чиполлино» у меня тоже не заладились отношения. Я очень люблю музыку Хачатуряна к балету по этой книге, а сама история как-то не идёт. Эти герои: луковица, помидоры! Овощебаза какая-то. (смех)

КГМ Вам, наверное, ближе были бы авокадо и ананасы в шампанском? (смех)

Е.Р. Ну почему же, я и от пирога с капустой не откажусь (смех)

КГМ У нас прямо, как в анекдоте получается. Помните: «Валико, ты любишь помидоры? Кушать — да, а так — нет!» (смех) Ладно, «Мэри Поппинс» мы тогда уж не будем развенчивать, чтобы не забирать у наших читателей, последнюю радость. Давайте сосредоточимся на ваших любимых книгах.

Е.Р. Было много любимой классики, которую мы проходили в школе. Мне очень трудно давался Чехов. Было интересно, но и тяжело входить в его мир. Речь, конечно, не о его юмористических рассказах, а о более поздних произведениях. Легче всего давался Булгаков с его сатирической фантастикой. А потом ко мне пришёл Гоголь. У нас в 86 школе был интересный пресс-клуб, которым руководила наша учительница по литературе Светлана Мехедова. Многое мы читали благодаря ей, и на внеклассном чтении получали информацию помимо школьной программы. Так мне по-особенному открылся Гоголь. Всё началось, опять же с внешнего вида книжки. Я — визуал и это для меня значимо. Это была старая книга красного цвета, очень красивая. Я прочитала «Нос» и с него всё и началось. Потом пошли все подряд: «Петербургские повести», пьесы, «Мёртвые души».

 Нажмите для увеличения. Н. В. Гоголь «Мёртвые души». Фото с сайта chitai-gorod.ru
Н. В. Гоголь «Мёртвые души». Фото с сайта chitai-gorod.ru

Я вновь их перечитала, года три назад и вновь они меня поразили. Меня поразил весь этот гоголевский мир. У меня он перекликнулся с миром Достоевского, за красивую обложку книжки которого я ухватилась в раннем детстве. Но у Достоевского мир был не волшебный, а у Гоголя будто бы волшебный. Что-то у него есть необъяснимое, что возникает только в определённых местах и при определённых условиях.

К Гоголю я пришла через Булгакова с «Мастером и Маргаритой» естественно. Но от «Мастера» я стала переходить к другим булгаковским текстам к «Белой гвардии», ранним рассказам «Красная корона», «Я убил» и постепенно, расширяя круг авторов, я пришла к литературе начала 20 века. То, что называется у нас серебряным веком русской словесности. Вначале было увлечение Маяковским, а затем картина эта стала расширяться.

КГМ Мы плавно перешли к «вечным спутникам», к авторам, с которыми вы находитесь в постоянном диалоге и подпитываетесь у них творческой энергией.

Е.Р. Я же режиссёр и у меня в связи с этим занятием есть целый ряд специальных театральных книг. Это, прежде всего, Питер Брук и его «Пустое пространство», а также книга российских режиссёров Камы Гинкаса и Генриэтты Яновской «Что это было», мы её всем театром читали по очереди.

 Нажмите для увеличения. Кама Гинкас и Генриэтта Яновская. Что это было. Фото с сайта argentina.bykau.ru
Кама Гинкас и Генриэтта Яновская. «Что это было». Фото с сайта argentina.bykau.ru

Это книга не только о профессии, но и о жизни, которая нераздельно связана с творчеством, если к тому и другому относиться серьёзно.

КГМ Мне в связи с этим вспомнились слова другого знаменитого режиссёра, нашего земляка Анатолия Васильева: «Главное всё же прожить жизнь, а не поставить какое-то количество спектаклей».

Е.Р. Да. И в книге Гинкаса и Яновской это также явно просматривается. И их путь в искусстве это доказывает, когда спектакли ими поставленные являются не простым фактом репертуарной политики, а своеобразным актом жизнетворчества или жизнеделанья своей судьбы.

КГМ Давайте немного вернёмся к, как вы выразились, «специальной книге» Питера Брука. Это не художественный текст, не какой-нибудь беллетристический роман, а книга размышлений о театральном ремесле одного из выдающихся театральных мастеров 20 века. И, тем не менее, вы сочли возможным и нужным сделать по ней спектакль для широкой публики, который идёт в вашем театре. Что вас сподвигло на это?

Е.Г. Книга Брука «Пустое пространство» у меня появилась, когда я была на 2 курсе училища. И она полностью изменила моё отношение к театру. Меня отвращал тот театр, который мне приходилось видеть ещё со школьной поры, когда нас водили культпоходом по ростовским сценам. Спектакли бытовые со скудной фантазией. От нашего кукольного у меня просто была детская психологическая травма. Другой театр я увидела в работах своего мастера Юрия Мельницкого. Театр необъятный и волшебный, в котором за каждой фразой текста возникает свой удивительный мир. Театр богатый своими ассоциативными ходами и возможностями.

КГМ Я подхвачу из вашего любимого Гоголя. Он сказал о творчестве Пушкина: «В каждом слове — бездна пространства, Каждое слово — необъятно, как поэт».

Е.К. Необъятность слова, необъятность мира, необъятность театра, который вбирает в себя целый мир.

КГМ Не плоское мироощущение, а объёмно укрупнённое. Поэтому и театр у вас называется «Человек в кубе». Человек в математической третьей степени, а, говоря кинематографически, в объёме 3D?

Е.К. Да. Мельницкий ставил наш дипломный спектакль «Плутни Скапена» Мольера. И почти одновременно он ставил эту же пьесу в Молодёжном театре.

КГМ Я это помню, с Николаем Ханжаровым в заглавной роли.

Е.Р. Так вот у нас он был один, а там — совершенно другой. И я поняла, как это здорово, открывать бесконечность смыслов в одном и том же литературном материале. И Брук, о котором мы заговорили, о том же. Театр – это всегда открытие чего-то нового и неведомого. Это всегда сотворение нового мира, с новыми подходами к нему и формами. И Питер Брук рассказывает о сотворении таинства театра простыми человеческими словами. Это очень важно, потому что может быть понятно и доступно каждому. Брук мудрый исследователь, он изучил и познал театральную природу, разобрав и собрав её по винтикам с древнейших времён до нашего времени.

КГМ Простите, но театр это вид искусства, один из многих, и зачем мне зрителю разбирать его по винтикам и зарываться в его древнюю природу? Покажите мне что-то про понятную жизнь людей: Саша любит Машу, а Маша любит Колю.

Е.Р. Театр изначально мистериальное действо, и он обращает человека к его корням, к памяти рода, а не только к Маше или Коле.

КГМ И как ваш зритель реагирует на эту пробуждаемую вами через Брука «родовую память»?

 Нажмите для увеличения. Фрагмент перформанса Пустое пространство ростовского театра Человек в кубе у стен Донской публичной библиотеки. Фото с сайта enj.org
Фрагмент перформанса «Пустое пространство» ростовского театра «Человек в кубе» у стен «Донской публичной библиотеки». Фото с сайта enj.org

Фрагмент перформанса «Пустое пространство» ростовского театра «Человек в кубе» у стен «Донской публичной библиотеки».

Е.Р. Парадоксально. Когда мы делали этот перформанс, мы, естественно переживали, как это будет воспринято простым зрителем. И первые показы были трудные. А сейчас, как бы это ни смешно звучало, это стал один из самых простых и понятных спектаклей для публики. Мы сами освоились в этом материале и зритель, как нам кажется, погружается с нами вместе в этот древний ритуал родового единения через систему театральных приёмов.

КГМ Лихо! Надо как-нибудь прийти и лично убедиться в справедливости ваших слов. Погрузиться и, что называется, слиться с вами в едином порыве. (смех)

 Нажмите для увеличения. Перформанс Пустое пространство ростовского театра Человек в кубе. Фото с сайта geometria.ru
Перформанс «Пустое пространство» ростовского театра «Человек в кубе». Фото с сайта geometria.ru

Е.Р. Приходите. Будем рады. Я хотела бы, чтобы все поняли, что театр – это не просто комедии и драмы, а средство очищения и оздоровления города и все люди должны ходить туда за этим бесконечное количество раз. Я, конечно, здесь имею в виду не только наш театр, а театр, как культурную институцию в целом.

КГМ Но это оздоровление происходит, если театр и искусство являются живыми. У того же Брука в его градации театра есть Священный театр, Грубый театр, Неживой и Живой театр. А что, по-вашему, его делает живым?

 Нажмите для увеличения. Питер Брук. Пустое пространство. Фото с сайта book-club.kiev.ua
Питер Брук. «Пустое пространство». Фото с сайта book-club.kiev.ua

Е.Р. Не знаю смогу ли я сказать так, чтобы всем было понятно? Дело в том, что все мы несём или включаем в себя энергию жизни. Мы все существуем в своеобразных энергетических потоках. И главное в жизни человека найти это правильное русло и направление своей энергии. А театр и искусство в целом аккумулируют эти потоки и подпитывают ими нас. Театр, дарящий нам такую энергию, является живым.

КГМ Что-то похожее и я для себя сформулировал когда-то в юности: театр — это буровая установка, для добывания полезных ископаемых жизни. (смех).

Е.Р. Вот и мы, по мере возможности, даём стране угля. (смех)

КГМ Ну, чтобы нам не «забуриться» окончательно (смех) давайте вернёмся к литературе. Вот я смотрю в вашей афише такие всем известные литературные имена: Пушкин, Гоголь, Мольер, Керролл. Спектакли по биографиям и творчеству этих авторов. Какие «полезные ископаемые жизни» вы добываете на материале их произведений?

Что добывает Пушкин в вашем театре?

 Нажмите для увеличения. Сцена из спектакля Пушкин ростовского театра Человек в кубе. Фото с сайта forsmi.ru
Сцена из спектакля «Пушкин» ростовского театра «Человек в кубе». Фото с сайта forsmi.ru

Сцена из спектакля «Пушкин» ростовского театра «Человек в кубе».

Е.Р. Пушкин — это любовь. А любовь – это основа основ в жизни каждого человека. Любить — это прямое назначение человека. И Пушкин нас учит этой любви к окружающему миру, гармонизируя его своим словом и осветляя. Пушкин – это живая энергия любви, которая к счастью случилась с нашим народом, страной и землёй.

КГМ Красиво!

К.Р. Так вы же в театре «Человек в кубе»! (смех)

КГМ У Маяковского где-то: «Накричишься за день, налаешься, придёшь домой, прочтёшь Пушкина... И как будто глоток живой воды выпьешь».

Дальше — Мольер.

 Нажмите для увеличения. Фото с сайта mobile.geometria.by
Фото с сайта mobile.geometria.by

К.Р. Мольера мы делали в период становления нашего театра. И он был для нас тем человеком, который всю жизнь боролся за своё дело, за воплощение себя в этом деле. Наш Мольер — это борьба за своё предназначение.

КГМ Кэрролл...

К.Р. Мне хотелось рассказать зрителю, что, когда он ограничивает себя только повседневными прагматичными обязанностями и потребностями он убивает в себе важную энергию чуда и детства.

КГМ Ну и, наконец, Гоголь. Что он значит в энергетической палитре вашего театра? Что вами в нём вычитывается?

 Нажмите для увеличения. Сцена из спектакля Гоголь ростовского театра Человек в кубе. Фото с сайта youfa.ru
Сцена из спектакля «Гоголь» ростовского театра «Человек в кубе». Фото с сайта youfa.ru

Сцена из спектакля «Гоголь» ростовского театра «Человек в кубе».

К.Р. Гоголь – это энергия сарказма. Всё очень смешно и одновременно страшно. Страшно-смешно в изначальном парадоксальном смысле этого понятия.

КГМ Так получается, что эти авторы и являются на сегодняшний день вашими «вечными спутниками». И не только их текстами, но и фактами биографий жизни и творчества. Но быть может, помимо театрального пространства, есть какой-то текст и автор, который ещё не поставлен вами на сцене, но важен как добрый и мудрый собеседник?

К.Р. Мой друг и «вечный спутник» сейчас — это Дмитрий Быков. Его я постоянно читаю, пролистываю и прослушиваю.

КГМ Дмитрий Быков — это явление необъятное! (смех). Он и журналист, и беллетрист, и мемуарист, и юморист, поэт... В какой ипостаси он вас сопровождает по жизни?

К.Р. В основном я читаю и слушаю его лекции по литературе.

КГМ Да, вот я ещё что пропустил, он же ещё вузовский преподаватель и школьный учитель.

К.Р. Мы нынешней зимой, будучи в Москве, побывали на его открытой лекции по литературе, приобрели несколько его литературоведческих книг и сейчас я с удовольствием занимаюсь их изучением. Он мне интересен как мыслитель, литературовед. И меня в нём привлекает его необычайная раскованность в суждениях незашоренность в размышлениях о литературе и творчестве в целом. Он очень неожиданные выводы делает в своих размышлениях и это будоражит и пробуждает и твоё собственное небанальное восприятие окружающей действительности. Что, как мне кажется, сегодня необходимо каждому из нас.

 Нажмите для увеличения. Дмитрий Быков. Сборник лекций по литературе. Фото с сайта ardisbook.ru
Дмитрий Быков. Сборник лекций по литературе. Фото с сайта ardisbook.ru

Порой ты сам, что-то чувствуешь, но не можешь объяснить какое-то явление, а Быков помогает тебе что-то сформулировать и разобраться в нём.

А вообще для каждого режиссёра новые собеседники – это те авторы, пьесы которых он сейчас ставит или только что поставил.

КГМ Ну и кого же из авторов последнего времени с кем вы встретились в своём театре вы могли бы в таком случае отметить особо?

 Нажмите для увеличения. Эдвард Олби. Произведения. Фото с сайта respublica.ru
Эдвард Олби. Произведения. Фото с сайта respublica.ru

К.Р. Американского драматурга Эдварда Олби, которого причисляют к направлению «театра абсурда». Я долго подбиралась к его драматургии, ещё со студенческих лет. Вначале я увидела, потрясший меня спектакль, какого-то российского театра, «Что случилось в зоопарке?» по пьесе Олби. Потом долго приноравливалась к его «Американской мечте», в которой меня привлекла проблема «пластмассовости мечты» современного человека в мире буржуазных ценностей. И наконец, я пришла «К трём высоким женщинам», которые вошли в репертуар нашего театра.

КГМ И что же вы открыли в ней сокровенно важного, что остановили на ней свой выбор?

К.Р. Вначале это была чисто внешняя причина. У нас женская труппа театра, а там есть три отличные женские роли, а я придумала ещё и роль для четвёртой актрисы. (смех) А потом прояснилась и важная сегодняшняя тема: проигрыш человеком себя в этой жизни. И эта тема оказалась необыкновенно близка женщинам Ростова, и они с необычайной охотой идут смотреть у нас этот спектакль. И советуют его к просмотру своим подругам, потому что, видимо, считают, что это про них.

 Нажмите для увеличения. Сцена из спектакля Три высокие женщины ростовского театра Человек в кубе. Фото с сайта pyatyj.chelyabinsk-sv
Сцена из спектакля «Три высокие женщины» ростовского театра «Человек в кубе». Фото с сайта pyatyj.chelyabinsk-sv

Сцена из спектакля «Три высокие женщины» ростовского театра «Человек в кубе».

Там показано как женщина, не разбираясь в средствах, добиваясь респектабельного благополучия, пристраивается к реалиям современного социума. Но при этом вынуждена постоянно ломать свою природу. И в конечном итоге она не только утрачивает способность любить, но даже теряет умение выстраивать элементарные человеческие отношения с самыми близкими людьми, в нашем случае с сыном.

 Нажмите для увеличения. Надежды Мандельштам. Воспоминания. Фото с сайта lawine.pavel2016.ru
Надежды Мандельштам. Воспоминания. Фото с сайта lawine.pavel2016.ru

Вот о какой книге я ещё вспомнила, которая меня недавно необычайно поразила и понравилась. Это двухтомник сочинений Надежды Мандельштам. Я к ней не часто обращаюсь, но регулярно. Книга необычайно плотно насыщена информацией и о её жизни с Осипом Мандельштамом, и об их встречах с Ахматовой и другими интереснейшими людьми того времени. И время их предстаёт необыкновенно зримо и ярко в каких-то необычайно интересных деталях и фактах. Об Ахматовой особенно мне понравились её замечания.

КГМ А чем они привлекли вас?

Е.Р. Они много общались с Анной Андреевной и Надежда Мандельштам, что называется из первых уст, передаёт содержание этих бесед и состояние Ахматовой в то время. Её мысли, страхи, отношения с окружающими людьми. Пьеса, которую Ахматова написала и сожгла и больше никогда о ней не говорила, боясь, что опять могут посадить её сына. Ощущение бесконечного страха того времени, где человек ничего не значит и на него могут наступить и растоптать в любую минуту. Это очень сильно передано.

И Анна Андреевна Ахматова, для меня, сейчас самый актуальный автор, она как поэтический провидец, уловила в воздухе то, что должно было произойти с нашей страной. Она и Мандельштам угадали предстоящие события. Я говорю о "Неизвестном солдате" Мандельштама 40-го года и о "Поэме без героя" Ахматовой, которую, также начала она писать в 40-м году. Наша постановка "Поэмы" – это наша миссия. На сегодняшний день, я считаю это лучшей своей работой. Это спектакль-миссия, который должны видеть все! чтобы помнить и не повторять больше этих ошибок. Сейчас мне Валерия Василенко подарила потрясающую серию из Дома музея Ахматовой двухтомник "Фотолетопись жизни Анны Андреевны Ахматовой" оказалось, что Ахматову больше всех поэтов снимали на пленку.

Нажмите для увеличения. Поэма без героя. Спектакль театра Человек в кубе. Фото с сайта Artwall.ru
Поэма без героя. Спектакль театра «Человек в кубе». Фото с сайта Artwall.ru
Нажмите для увеличения. Анна Ахматова
Анна Ахматова

Она эти снимки собирала, переснимала, дарила и т.д. и вот в этих книгах собраны все фото и очень подробные комментарии к ним даны.

КГМ И последний наш традиционный вопрос. Мы его почти всегда задаём нашим собеседникам. «Книга — лучший подарок». Дарите ли вы книги своим друзьям и близким?

Е.Р. Я всегда только книжные подарки делаю.

КГМ Ну тогда тем более вам вопрос, как специалисту в этой области? (смех)

Какие книги вы предпочитаете дарить? Кому? Зачем? И почему?

Е.Р. Это зависит, конечно, от человека. Но в основном классическую литературу я дарю. Хорошие издания классиков, русских и зарубежных. Либо, если мы что-то разрабатываем у себя в театре и вдруг у кого-то праздник в театре я дарю книгу, связанную с тем, чем мы сегодня занимаемся. Вот сейчас появилась серия «Без глянца». «Гоголь без глянца», «Ахматова без глянца». И когда мы работали над ахматовской «Поэмой без героя» я подарила книгу из этой серии нашей актрисе Валерии Василенко.

КГМ А что вы предложили бы подарить нашим читателям? В плане оздоровления, о котором мы сегодня много говорили?

Е.К. Да Пушкина бесконечно дарите друг другу и читайте. (смех) Это уж безоговорочная любовь и свет. Что может быть лучше?

КГМ Тогда совсем уж на прощанье несколько строчек Александра Сергеевича. То, что непосредственно сейчас приходит на ум, в эту минуту, здесь и сейчас. Пожалуйста.

Е.К. Новая редакция нашего спектакля "Пушкин" начинается и заканчивается такими его строчками, их я и хочу прочитать сейчас:

Пора, мой друг, пора! покоя сердце просит —

Летят за днями дни, и каждый час уносит

Частичку бытия, а мы с тобой вдвоем

Предполагаем жить, и глядь — как раз умрем.

На свете счастья нет, но есть покой и воля.

Давно завидная мечтается мне доля —

Давно, усталый раб, замыслил я побег

В обитель дальную трудов и чистых нег.

КГМ Мне остаётся только пожелать вам и всем нам плодотворных трудов и светлых дел на сцене и в жизни. И, конечно же, новых интересных книг-собеседников, из которых, как показывает опыт, у вас рождаются замечательные спектакли.

Е.Р. Спасибо.

В роли КниГурМенаАлександр Пхида.


Скажи свое слово о любимом городе!

Вы можете отправить свой текст, напечатав его в поле "Примечание", либо  прикрепив файл с текстом.


* Поле, обязательное для заполнения

CAPTCHA