Главная / Ростовский КниГурМен / Евгений Сосницкий рассказывает о любимых книгах

Воспоминания о любимых книгах

КниГурМен от
Евгения Сосницкого

Кто-то из мудрых как-то остроумно заметил — мы состоим из людей, которые нас окружают. Но в той же мере это можно сказать и о книгах. Строчками, прочитанных нами книг, пишутся также и наши биографии, а не только судьбы литературных героев, придуманные писателями. Разумеется, речь идёт не о книгах вообще, а о тех, что возникли в нашей судьбе не случайно, а будто бы были написаны специально для нас.


Читать полностью »

Возникнув в тот или иной период нашего становления одни из них потрясли, переполошили, взбудоражили всё наше существо и сознание. Другие вошли в наш мир тихо, почти незаметно, но остались в нас частицею нас самих, став навсегда верными друзьями-собеседниками, добрыми спутниками и мудрыми советчиками на жизненном пути.

Такие книги сродни некоему материалу в строении нашей личности или живительному витамину роста, постепенно, сантиметр за сантиметром, поднимающему нас ввысь. В каком-то смысле личностный рост человека и можно измерить высотой книжной стопки, поднявшейся рядом с ним из таких сочинений.

Какие это книги? Чем они стали для нас? Готовы ли мы выразить им свою благодарность, рассказав о них другим?

Хотелось бы, чтоб были готовы. Потому что для таких рассказов мы и придумали наш проект: КНИГУРМЭН или Дневник читателя.

Сегодняшний наш собеседник Евгений Геннадьевич Сосницкий - Генеральный директор Компании по управлению недвижимостью «Титул», коллекционер и книголюб.



Евгений Сосницкий Первая книжка, которая мне запомнилась в детстве событийно и осознано – это Владислав Крапивин «Бегство рогатых викингов». Мне её подарили на окончание первого класса вместо похвальной грамоты. Поскольку у меня были все пятёрки и неудовлетворительное поведение мне не дали похвальный лист из-за этого.

 Владислав Крапивин. Бегство рогатых викингов. Фото с сайта yalae.com
Владислав Крапивин. Бегство рогатых викингов. Фото с сайта yalae.com

Владислав Крапивин. Бегство рогатых викингов

Но классная руководительница подарила мне книгу Владислава Крапивина с дарственной надписью и надеждой, что поведение исправится. Эту книгу я запомнил на всю жизнь, у меня обложка стоит перед глазами: мальчик, у которого на голове вместо шлема викинга кастрюля с рогами. Это была первая книга, которую я запомнил.

КниГурМен Это первое было знакомство с творчеством Крапивина?

Е.С. Мне было семь лет и это было первое знакомство с творчеством этого автора. Это интересная, добрая, классная книжка, рассказывающая про жизнь школьников. Мне она очень понравилась, я её самостоятельно читал и перечитывал несколько раз. Она  и по сей день есть у меня дома.

КГМ А надежды учительницы на исправление поведения оправдались?

Е.С. (смех) С переменным успехом. Но книги с тех пор в мою жизнь вошли навсегда и прочно.

У меня было советское детство, я пошёл в школу в 1975, закончил в 1985 году. Книги были дефицитом в Советском Союзе, и мама мне приносила с работы то, что её коллеги имели у себя в домашних библиотеках в подписных изданиях. Тогда, наверное, и сформировалась моя привычка особого чтения. Я читал книги собраниями сочинений. Прочитал «Три мушкетёра» Дюма, после чего прочёл всё его собрание сочинений. Прочёл «Айвенго» и за ним последовали все книги из собрания сочинений Вальтер Скотта.

Вальтер Скотт. Айвенго. Фото с сайта labirint.ru
Вальтер Скотт. Айвенго. Фото с сайта labirint.ru

Вальтер Скотт. Айвенго

После какого-то рассказа Конан Дойля последовало его собрание сочинений. Потом был Шолом-Алейхем и так далее.

Сейчас эта привычка несколько трансформировалась: я начал читать, как я определяю «квадратно-гнездовым методом». (смех) Попалась мне лет шесть назад «Рамаяна» в пересказе Шри Сатья Саи Бабы. Не сама «Рамаяна», а как он её пересказал. Книжка такая объёмная. После этого я нашёл «Рамаяну» в стихах, «Рамаяну» с её подлинным текстом. После этого я стал целенаправленно разбирать тему Индии. Прочёл «Махабхарату» из 18 книг 10 или 11 купил. Стал читать научные изыскания о культуре Индии.

КГМ Это уже не как в детстве собраниями сочинений, как бы «в ширь», а теперь это, что называется «в глубь».

Е.С. Да. И, порой, примечания и подстрочные замечаний бывают не менее интересными, чем основной текст.

КГМ  К этому мы ещё обратимся, но давайте ещё побудем в вашем детстве. Вот в чём хочу разобраться чуть подробнее. Упомянутые вами Вальтер Скотт или Дюма для любого мальчишки естественны. А что вас привлекло в Шолом-Алейхеме?

 Шолом-Алейхем. Тевье-Молочник. Фото с сайта philadelphiabooks.ru
Шолом-Алейхем. Тевье-Молочник. Фото с сайта philadelphiabooks.ru

Шолом-Алейхем. Тевье-Молочник.

Е.С. Стояло старое собрание сочинений Шолом-Алейхема, которое бабушке когда-то подарил её родной брат. Прочитал «Тевье-Молочника», потом и другие его произведения.

КГМ Но что привлекло мальчика в этих историях?

Е.С. Ну вот, скажем, в музыке для меня привлекательна, прежде всего, мелодия. Вне зависимости от того или иного стиля и направления, помимо, быть может, даже слов. И в чтении для меня тоже важна авторская мелодия или интонация, что ли. В книге мне было наплевать на идеологию, хотя это было советское время и нас, вроде бы, воспитывали по-другому. Я или получал удовольствие от самого процесса чтения, или не получал. Следом шла интрига, сюжет. А Шолом-Алейхем по вкусноте и удовольствию от самих его фраз, от того как это изложено просто замечателен. Хотя читал я книжки и пронизанные идеологией. К примеру «Цемент» Гладкова. Ну, кто его читал?.. Прочитал Юрия Бондарева всего ещё в школе. Начал с «Горячего снега», а дальше и все другие его главные романы. С Борисом Васильевым та же история.

КГМ Мне понятны по-мальчишески Бондарев и Васильев, так сказать, «кинушка про войнушку». Но чем вас мог привлечь Гладков с его социалистическим строительством цементного комбината?

Е.С. Скажу честно, он мне не понравился, но начав читать, я должен был узнать, чем там всё закончится и поэтому дочитал всё до конца. Тем более книжка была не очень толстая. (смех) Я не знаю, как он ко мне пришёл, вероятно на него где-то ссылались. Кто-то из героев в другой книге о нём упомянул, и пошла такая цепная реакция.

КГМ Да, я помню Портос, как-то жаловался Д'Артаньяну: «Устал! Цемент со студентами из вагонов разгружал всю ночь!» Я это место в своё время пропустил, а вы вот добрались до творчества Гладкова.

Е.С. (смех) Ну, конечно! Такой уж я дотошный читатель.

КГМ А я в нашем недолгом знакомстве уже подмечаю вашу некую особенность: для вас чтение и темы, и образы, встречающиеся в тех или иных книгах, как некое приглашение к приключению по-новому едва наметившемуся маршруту.

Е.С. Раньше у меня был принцип: я всякую, пусть даже и самую скучную книжку, должен был дочитать до конца. Сейчас я изменил свой принцип и, если книга у меня не пошла с первых страниц и глав, я её не дочитываю. А есть у нас лотки на Пушкинской у библиотеки, я там иногда утром гуляю с собакой и тихонько подкладываю туда эти книги, может, им больше повезёт с другими читателями.

КГМ А были у вас в жизни люди, которые как-то влияли на ваш читательский интерес и выбор?

Е.С. У нас замечательный учитель литературы был в 45-й школе - Владимир Григорьевич. Он на лето задавал нам все произведения на будущий учебный год прочитать. И потом, после каникул, проходили, предположим, «Войну и мир», он говорил: «Это ряд описывает сцену первого бала Наташи Ростовой, этот - пишет о дуэли Долохова и Пьера, этот — об Андрее в Аустерлицком сражении. Все читали внимательно, потому что он ставил не только «двойки», но и «единицы». И эта, вроде бы репрессивная форма обучения, как ни странно  давала свои плоды.

 Ф. М. Достоевский. Бесы. Фото с сайта dawn.gazelhmao.info
Ф. М. Достоевский. Бесы. Фото с сайта dawn.gazelhmao.info

Ф. М. Достоевский. Бесы

Я литературу обожаю. И уже в детстве прочёл и «Бесы», и «Преступление и наказание», естественно. Более того, на выпускных экзаменах я единственный из всех тем выбрал для сочинения Достоевского. Это всё заслуга учителя.

КГМ Ну давайте перейдём ко второй части нашего разговора. О книгах и авторах, которые сопровождают вас всю жизнь, и вы не устаёте перечитывать их вновь и вновь.

Е.С. Честно говоря у меня нет привычки перечитывать книги. За исключением, пожалуй, одной: «Тихого Дона» Шолохова. К ней я обращался уже не менее трёх раз. Первый раз в детстве, второй раз во время учёбы в университете, третий уже в этом веке, лет пять назад.

КГМ А что именно в этой книге так привлекает? И отличались ли друг от друга эти три обращения?

Е.С. Все три раза, а особенно уже после учёбы я это сделал для возобновления того чувства, которое я испытал, познакомившись с этой книгой впервые. Разительный контраст между первыми сценами романа и его концом. Вначале это такая добротная, прочная, сытая, счастливая и вольная жизнь. А конец романа – это полное опустошение и разруха,  безысходность, когда ничего не осталось, кроме свирепого Мишки Кошевого и Григория, который вернулся к родному пепелищу. Этот разительный контраст для меня лучше, чем учебник истории СССР или курса истории КПСС, которые мы изучали, показывает, что произошло в стране. Я бы в школе вместо истории преподавал  «Тихий Дон», чтобы все знали, что бывает, когда люди ввергаются в катаклизмы, описанные в книге Шолохова.

Главное удовольствие от его творчества в том, что у него всё настоящее. Люди настоящие, язык такой, что получаешь удовольствие уже от того, что ты просто слышишь героев, как они говорят, как думают, помимо даже всех драматических и трагических коллизий, которыми полон роман.

 Михаил Шолохов. Тихий Дон. Фото с сайта wcbook.ru
Михаил Шолохов. Тихий Дон. Фото с сайта wcbook.ru

Михаил Шолохов. Тихий Дон.

КГМ Как утверждают некоторые исследователи «Тихий Дон» - последний роман-эпопея в русской литературе. В нашем разговоре вы уже обозначили некий свой интерес к эпической составляющей в литературном творчестве. Вами уже названы «Рамаяна» и «Махабхарата». Откуда и как у вас сформировался этот интерес?

Е.С. Началось всё с Гомера, его «Иллиады» и «Одиссеи». А потом уже по упомянутой раньше моей особенности мне захотелось прочесть все эпосы, которые мне удастся найти. Этому я посвятил где-то три года. Во-первых, это очень интересно с точки зрения слога этих сказаний. Вначале я погрузился в слог Гомера, потом в стихотворный строй «Рамаяны», не все, к сожалению, тома мне удалось приобрести. «Махабхарата» это вообще книга книг, в ней есть всё.

Махабхарата. Фото с сайта Bookvoed.ru
Махабхарата. Фото с сайта Bookvoed.ru

Махабхарата.

Что меня в них привлекает? Во-первых, это исторический источник, а я по своему университетскому образованию — историк. Во-вторых, там есть поучительные и назидательные элементы, как во всяком эпосе, глубинные формулы мудрости человечества. В-третьих, это интересное и занимательное чтение. И в-четвёртых, это мощно и многообразно закрученный сюжет, хитросплетение разнообразных линий и необычайно цветастый язык, которого не найдёшь нигде, кроме эпоса. Такого не напишет ни один поэт, как это сделал Гомер или создатели «Махабхараты». Прочёл я и «Шахнаме», и «Витязя в тигровой шкуре», и «Эпос и Гильгамеше» и  «Лузиады» Камоэнса, и «Энеиды» Вергилия. Такого удовольствия больше ничто не может доставить, разве что «Тихий Дон» Шолохова. (смех)

Но самая моя большая любовь на сегодня это латиноамериканская литература. Я открыл для себя их, так называемый магический реализм: Маркес, Марио Варгас Льоса, Кортасар, Борхес, Мигель Анхель Астуриас, Жоржи Амаду, Магический реализм – это то, что идеально ложится на моё мировосприятие, я из этой матрицы. Он магический, но всё же реализм и все эти сюжеты воспринимаются, как реально происходящие в жизни. Особенно после посещения Латинской Америки... Начинаешь понимать, что с этими людьми с их темпераментом, отношением к жизни и смерти, к религии и магии, в этой природе, действительно, могут происходить магические события в реальности...

КГМ А эта реальность не так однозначна и проста, за ней просматривается или ощущается некая магическая тайна.

Е.С. Но всё это у меня, как ни странно, воспринимается ещё и  через призму «Тихого Дона». Для меня «Сто лет одиночества» Маркеса – это латиноамериканский «Тихий Дон». «Дети полуночи» Салмана Рушди — индийский. А  произведения китайского Нобелевского лауреата Мо Яня, кстати, тоже представителя «магического реализма», «Устал рождаться и умирать» и «Большая грудь, широкий зад» - китайский  «Тихий Дон» в чистом виде. Особенно «Устал рождаться и умирать» - эпопея о том, как  один раскулаченный китайский крестьянин перерождался то в вола, то в осла, то в собаку вместе с перерождающейся страной.

 Мо Янь. Устал рождаться и умирать. Фото с сайта aaron.bykau.ru
Мо Янь. Устал рождаться и умирать. Фото с сайта aaron.bykau.ru

Мо Янь. Устал рождаться и умирать

Происходит это от начала Культурной революции до сегодняшних дней. И история китайского крестьянина-единоличника описывается таким магически-причудливым образом разнообразных человеческих перевоплощений. В конце концов, после собаки, происходит его освобождение – и он оказывается человеческим ребёнком. Для меня во всякой национальной литературе интересен их «Тихий Дон».

КГМ Теперь следующий вопрос и тема. Я, готовясь к нашему разговору, кое-что узнал о вас, и меня заинтересовало ваше увлечение коллекционированием ростовских старых открыток. Как оно у вас появилось?

Е.С. Когда я учился в университете на истфаке, самый мой нелюбимый предмет, после всяких «научных коммунизмов», был «История Донского края» или «Краеведение» это называлось. Не знаю, то ли преподавали так, то ли у нас самих было некое высокомерие к местной тематике: что тут может интересного происходить по сравнению с мировыми процессами? А интерес к местной тематике пришёл в зрелом возрасте, в 2001-2002 году, когда я познакомился с Геннадием Фёдоровичем Лаптевым, коллекционером, краеведом.

 Старый Ростов. Открытка из коллекции Геннадия Лаптева
Старый Ростов. Открытка из коллекции Геннадия Лаптева

Старый Ростов. Открытка из коллекции Геннадия Лаптева

Он мне привил любовь к собиранию открыток старого Ростова. И за этим пришёл интерес к истории нашего города. Что на открытке изображено, когда это было, что это за люди? Что на этом месте сейчас, как это трансформировалось со временем? Далее общение с такими людьми, как Владислав Смирнов, Михаил Вдовин, как мой однокурсник Андрей Сидоров, чтение книг Владимира Сидорова и других краеведов ещё больше подтолкнули меня к этой теме. Если бы была возможность, я бы только и занимался историей Ростова, открытками, да ещё путешествовал бы...

 Портрет Степана Помогаева с сайта компании Титул
Портрет Степана Помогаева с сайта компании «Титул»

Портрет Степана Помогаева с сайта компании «Титул».

Мы ещё вот что придумали. Если вы зайдёте на сайт компании «ТИТУЛ», то найдёте там раздел «Приключения риэлтора». Это написанные нашим сотрудником Борисом Сапожниковым небольшие новеллы о приключениях придуманного нами героя Степана Помогаева.

Живёт он в старом Ростове начала XX века. Я давал Борису конкретную фактуру: виды города, как назывались улицы, номера домов, что в них располагалось тогда, и он описывал жизнь нашего вымышленного персонажа в этих реальных интерьерах времени. Мы придумали, что Помогаев жил в этом доходном доме Супрунова, где мы сейчас сидим с Вами в нашем офисе, а перед входом - бронзовая фигура горожанина с обликом Супрунова.

 Фото с сайта компании Титул
Фото с сайта компании «Титул»

Фото с сайта компании «Титул».

Потом наш герой Помогаев переехал жить в доходный дом Воротниковых на углу Пушкинской и Будёновского с красивыми плафонами  и лепными потолками внутри. Помогаев занимается тем, что сдаёт в аренду реальные помещения, реально жившим там клиентам. Всё это мы восстановили по документам. Таким образом, мы восстанавливаем биографию ростовских зданий и их обитателей за прошедшее столетие.

КГМ Что характерно, приёмом магического реализма заимствованным у ваших любимых Маркеса, Кортасара или Мо Яня.

Е.С. (смеётся) Похоже, что так. Я об этом как-то раньше не задумывался.

КГМ Я надеюсь, вы позволите одну из новелл о приключениях вашего героя поместить и в коллекцию нашей «Занимательной Ростовологии»?

Е.С. Сговоримся, я думаю.

КГМ Ну и теперь перейдём к последней части нашего разговора. О новых знакомствах, о книгах и авторах, которые вами были открыты для себя в самое недавнее время.

Е.С. Из последнего, что не только пришло, но и поселилось во мне, это две книги. Первая это Евгений Водолазкин.

КГМ Я ждал этого с вашей ориентацией на магический реализм. Водолазкина уже, как известно, успели окрестить российским Маркесом.

Е.С. Да, но здесь чувствуется и школа, и культура Дмитрия Сергеевича Лихачёва, учеником которого является Водолазкин. Она ощущается и в его отношении к истории, и в языке, и в выборе тем. Больше всего мне понравился у него «Соловьёв и Ларионов», потом уже «Авиатор» и «Лавр».

 Евгений Водолазкин. Соловьёв и Ларионов. Фото с сайта jed.textildom-nn.ru
Евгений Водолазкин. Соловьёв и Ларионов. Фото с сайта jed.textildom-nn.ru

Евгений Водолазкин. Соловьёв и Ларионов

В «Соловьёве и Ларионове» там история современного учёного, который исследует загадочную жизнь и поступки белогвардейского генерала, завершившего свою жизнь в Крыму уже при советской власти. И основная интрига в этом романе заключается в том, как этому бывшему белогвардейцу удалось уцелеть и благополучно прожить свою жизнь. Линии жизней учёного и генерала причудливо переплетаются и держат нас в напряжении до самого конца романа. Прекрасный в этой книге язык, юмор в описании современности, научной среды с её семинарами, симпозиумами, конференциями. Очень интересный, своеобычный, ранее мне не встречавшийся взгляд на Гражданскую войну. Причём круг персонажей состоит из людей, реально существовавших в действительности. Я специально «погуглил» их имена в интернете.

Второе моё открытие недавнего времени – это Франц Кафка. У меня были сложные отношения с этим автором. Бывает такое: не читал, не пробовал, но уже не нравится... Вот с Кафкой у меня сложилась такая ситуация. Но побывав недавно в Праге, посетив его музей, я потянулся к его текстам. Прочёл «Процесс». Получил большое удовольствие, нашёл множество перекличек с нашей современностью. И приобрёл для себя нового интересного и парадоксального собеседника.

И ещё две книги хочу обязательно отметить: «Зулейха открывает глаза» Яхиной и особенно «Обитель» Захара Прилепина.

Казалось, что всё самое страшное в нашей стране началось в 37 году, но Прилепин показывает, что зло было изначально, победило уже в семнадцатом году. Это нужно читать всем, чтобы понимать, что с нами происходит, если зло побеждает.

 Захар Прилепин. Обитель. Фото с сайта isr.textildom-nn.ru
Захар Прилепин. Обитель. Фото с сайта isr.textildom-nn.ru

Захар Прилепин. Обитель

КГМ «Это нужно читать всем», – сказали вы. Но я здесь подумал не только о Прилепине, которого вы имели в виду, но и о книгах в целом. Многие о них сегодня стали забывать. А я слушаю вас, радуюсь и удивляюсь. Вы в курсе, практически всех литературных событий последнего времени не только в нашей стране, но и за её пределами. Как вам это удаётся? Что вас побуждает держать руку на книжном пульсе нашего времени?

Е.С. Это потребность. Потребность читать и получать от этого удовольствие. И эту потребность, к счастью, очень легко удовлетворить – просто я регулярно хожу в книжные магазины, что расположены поблизости от офиса, и просматриваю обновления в интересующих меня разделах книжных интернет-магазинов. Потом покупаю и читаю.

КГМ И два последних вопроса. Я знаю у вас два сына-школьника, одному – 16, другому - 9. Нет ли такой книги, которая нравится вам, которую вы хотели бы как эстафету своего интереса передать детям?

Е.С. Скажу честно, к сожалению, мои дети книжек не читают. Хотя видят меня с книжкой каждый Божий день. Они видят, что я, когда жду их с тренировки -  читаю, перед тем как ложиться спать – читаю, по выходным дням – читаю , в самолёте, на пляже — читаю. Личный пример не работает. Но каждый из них вам расскажет краткое содержание «Махабхараты», «Рамаяны»…

КГМ ...и «Тихого Дона»?

Е.С. Нет, «Тихий Дон» я им ещё не пересказывал...

КГМ Евгений вы великий устный сказитель и ростовский Гомер для своих детей. Вы совершаете беспримерный подвиг просвещённого отцовства (смех)

 Рамаяна
Рамаяна

Рамаяна

Е.С. Когда они едут в машине и не засыпают, я им говорю: «Если сами не читаете, то хотя бы послушайте, что такое есть на белом свете». Когда повзрослеете и поумнеете, может, догадаетесь и сами это прочитать». Но однажды во вполне бытовом  разговоре младший мне говорит как-то: «Что-то похожее, по-моему, было в «Рамаяне».

Старший вам и «Авиатора» перескажет и «Соловьёва и Ларионова» расскажет. Сею, как могу, может что-то хорошее в них, в конце концов, и прорастёт.

КГМ У такого книжного агронома – обязательно! (смех)

И завершающий вопрос. Когда-то в каждом книжном магазине у нас висел плакат: «Книга – лучший подарок». Если вспомнить этот старый обычай, какую книгу вы бы сегодня хотели подарить, скажем, какому-то своему другу?

Е.С. Смотря какому другу. Но у меня здесь может быть подход и не ориентированный на конкретного человека. Обычно, если это книга, я дарю то, что нравится, прежде всего, мне самому.

 Марио Варгас Льос. Капитан Панталеон. Фото с сайта klad.life
Марио Варгас Льос. Капитан Панталеон. Фото с сайта klad.life

Марио Варгас Льос. Капитан Панталеон

Я бы подарил что-то из Марио Варгас Льоса это перуанский писатель, представитель моего любимого магического реализма. Я бы подарил «Тихий Дон». И, безусловно, я бы подарил что-то Гомера - «Одиссею» или «Иллиаду», Салмана Рушди, хотя многим не нравится... «Махабхарату» бы не подарил, потому что 18 томов, сложно найти (смех) десять найдёшь, а остальные не найдёшь и занимают целую полку. (смех)

Короче говоря, «Тихий Дон», Гомер и любой из любимых магических реалистов Латинской Америки, Индии, Китая...

КГМ Вот такой он «Ростовский КниГурМэн» – Евгений Геннадьевич Сосницкий. Книги читает собраниями сочинений, подарки дарит целыми библиотеками. (смех) Спасибо вам большое.

Круг чтения Евгения Сосницкого

  1. В. Крапивин «Бегство рогатых викингов».
  2. В. Скотт «Айвенго» и другие романы.
  3. Шолом-Алейхем «Тевье-молочник».
  4. Ф. Достоевский «Бесы».
  5. М. Шолохов «Тихий Дон».
  6. Древние эпосы «Иллиада», «Махабхарата», «Рамаяна».
  7. З. Прилепин «Обитель».
  8. Е. Водолазкин «Соловьёв и Ларионов».
  9. Мо Янь «Устал рождаться и умирать».
  10. М. Льоса «Капитан Панталеон и рота добрых услуг».

В роли КниГурМенаАлександр Пхида.


Скажи свое слово о любимом городе!

Вы можете отправить свой текст, напечатав его в поле "Примечание", либо  прикрепив файл с текстом.


* Поле, обязательное для заполнения

CAPTCHA