Главная / Ростовский КниГурМен / Воспоминания о любимых книгах

Воспоминания о любимых книгах

Семейный КниГурМен
Любови Симашковой

Кто-то из мудрых как-то остроумно заметил — мы состоим из людей, которые нас окружают. Но в той же мере это можно сказать и о книгах. Строчками, прочитанных нами книг, пишутся также и наши биографии, а не только судьбы литературных героев, придуманные писателями. Разумеется, речь идёт не о книгах вообще, а о тех, что возникли в нашей судьбе не случайно, а будто бы были написаны специально для нас.


Читать полностью »
Фото А. Пхиды

Возникнув в тот или иной период нашего становления одни из них потрясли, переполошили, взбудоражили всё наше существо и сознание. Другие вошли в наш мир тихо, почти незаметно, но остались в нас частицею нас самих, став навсегда верными друзьями-собеседниками, добрыми спутниками и мудрыми советчиками на жизненном пути.

Такие книги сродни некоему материалу в строении нашей личности или живительному витамину роста, постепенно, сантиметр за сантиметром, поднимающему нас ввысь. В каком-то смысле личностный рост человека и можно измерить высотой книжной стопки, поднявшейся рядом с ним из таких сочинений.

Какие это книги? Чем они стали для нас? Готовы ли мы выразить им свою благодарность, рассказав о них другим?

Хотелось бы, чтоб были готовы. Потому что для таких рассказов мы и придумали наш проект: КНИГУРМЭН или Дневник читателя.

Сегодня у нас «Семейный КниГурМэн» Любови Николаевны Симашковой



СЕМЕЙНЫЙ КНИГУРМЕН

 Нажмите для увеличения. Семейный КниГурМен Любови Симашковой. Фото А.Пхиды
Семейный КниГурМен Любови Симашковой. Фото А. Пхиды

КГМ Для начала я со всей ответственностью и по шпаргалке представлю всех многочисленных участников нашего сегодняшнего «Семейного КниГурМена».

И так, это директор «Областного фонда в поддержку книги и культуры чтения», первый заместитель генерального директора ОАО «Ростов-книга» Любовь Николаевна Симашкова, это раз.

Её муж Владимир Васильевич Шоган, доктор педагогических наук, профессор Южного федерального университета, заслуженный учитель России, это два.

Их дочь Екатерина Сторожакова, доцент Южного федерального университета, практический психолог, лечебный педагог, это три.

И наконец, самый младший член этой читающего семейства: заслуженная внучка Российской Федерации, практический читатель и объект педагогического воздействия вышеперечисленных директора, профессора и доцента, Софья Сторожакова, учащаяся 3 класса ростовского классического лицея №1. Аплодисменты, пожалуйста! (смех и аплодисменты)

Замечательный у нас состав просто сказочный. Про бабку и дедку, внучку и мышку. Тянут-потянут, вытянули...

Л. С. Книжку. (смех)

С. С. А в роли мышки у нас мама, что ли получается?

КГМ Выходит так. Проследи, пожалуйста, чтобы она нам книжки не погрызла. (смех)

Ну, хватит смеяться. Переходим к нашему серьёзно-научному разговору о роли книги и чтения в вашей жизни и профессиональной деятельности. Начнём, как обычно с ваших самых первых книжек.

Л. С. Моя самая первая книга, с которой началась моя читательская жизнь, это «Приключения Травки» Сергея Розанова.

 Нажмите для увеличения. Сергей Розанов. «Приключения Травки». Фото с сайта livelib.ru
Сергей Розанов. «Приключения Травки». Фото с сайта livelib.ru

О маленьком мальчике и его разнообразных приключениях в мире взрослых людей. И вторая книга, любовь к которой я по наследству передала своей дочери, это «Четвёртая высота» о Гуле Королёвой, юной девушке санитарке, которая совершила свой подвиг в Сталинградской битве. Во время боя она помогала раненым, а когда погиб командир она собрала бойцов и повела их за собою в бой за важную высоту.

Отец мой был заядлым читателем, был записан в нескольких библиотеках, и он мне принёс как-то книгу «Приключения Травки» и я её впервые самостоятельно прочитала. Это был мой первый или второй класс в школе. А в третьем, кажется, классе я прочла «Четвёртую высоту».

И в это же время я впервые приобщилась к книге, как покупатель. Это была история особая. Я без спроса взяла у родителей деньги и отправилась в книжный магазин. Этот книжный в моём родном Липецке был тогда двухэтажным напротив исторического Петровского парка, очень красивое место в этом городе.

 Нажмите для увеличения. Пьер-Огюстен Карон де Бомарше. Произведения. Фото с сайта super-chlen.ru/1
Пьер-Огюстен Карон де Бомарше. «Произведения». Фото с сайта super-chlen.ru/1

И вот в этом красивом месте я вошла в книжный магазин и купила там... трёхтомник Бомарше. Он был такой красивый, что я просто не могла устоять. (смех) У меня было пять рублей. И на всю эту фантастическую сумму я и приобрела произведения классика французской эпохи Просвещения. (смех)

КГМ В третьем классе?!

Л. С. Да. Ничего для себя интересного под обложкой я тогда не обнаружила. Но трёхтомник был в каком-то безумно красивом футляре с удивительным словом на обложке «Бомарше». Решила, что главные читательские открытия меня ждут потом. (смех) И дело было сделано. За самовольное распоряжение семейными финансовыми средствами мне, конечно, влетело от родителей. Но папа, узнав, как я ими распорядилась, меня простил. (смех)

КГМ Очень интересная история! Она заслуживает того, чтобы войти в собрание семейных легенд и сказаний. Соня, ты слышала эту историю?

С. С. Да, мне бабушка её рассказывала.

КГМ Запомни. Перескажешь когда-нибудь своим внукам про то какая тяга была к книгам и чтению у их далёких предков в 20 столетии. (смех)

Л. С. Мне очень нравилось ходить по книжным магазинам. Книг в них тогда было не так уж и много, но кое-что из детских приобрести было можно. А я любила приходить в них и просто для того чтобы разглядывать обложки. Как в каком-нибудь музее. Продавцы книжных мне тогда казались небожителями.

КГМ Прошли годы и Любовь Николаевна сама забралась на эти небеса. (смех)

Л. С. Выходит так.

КГМ Дедушка, а чем вы порадуете Соню и нас всех? Какая ваша была первая книга Владимир Васильевич?

В. Ш. Я должен сказать, что довольно долго уже живу на белом свете и пережил несколько общественных систем...

КГМ И готовы засвидетельствовать, что до революции, при царизме простому народу в России жилось гораздо хуже. (смех)

В. Ш. Вот именно. Так вот когда-то о нас говорили, что мы самая читающая страна в мире. И это была правда. Действительно, люди читали. И токари, и пекари, и интеллигенция. Я знал одного токаря, у которого вся мастерская была оклеена репродукциями мастеров российской живописи. И в моей семье все читали и моя мама, и мой отчим Пётр Михайлович. Я помню в нашей домашней библиотеке книги Гоголя, Тараса Шевченко, Мельникова-Печерского «В лесах» и «На горах». Я не знаю почему, но все семьи это всё читали и пересказывали друг другу. Но я при этом не читал. (смех) Не привлекало меня тогда это занятие.

И вот однажды мой отчим повёл меня в библиотеку, что интересно, имени В. М. Величкиной. И сказал библиотекарю: «Вот — мальчик. Он не любит читать. Дайте ему, пожалуйста, книгу, которая могла бы его увлечь». И мне дали «Трёх толстяков» Юрия Олеши. И вот эта книга меня впервые по-настоящему увлекла. И мой отчим прибегал в библиотеку и говорил: «Не знаю, что произошло, но мой мальчик неотрывно читает и перечитывает эту книгу». Действительно, я влюбился в этих героев.

 Нажмите для увеличения. Юрий Олеша. «Три Толстяка». Фото с сайта gde-kniga.ru
Юрий Олеша. «Три Толстяка». Фото с сайта gde-kniga.ru

Прежде всего, в гимнаста Тибула. Он был для меня удивительным героем-гражданином. С Олеши для меня в каком-то смысле началось настоящее вхождение в литературу и чтение. Но, прочтя взахлёб эту книгу, я вновь перестал читать. И второй этап наступил, когда я отправился к родственникам на Сахалин и прожил у них целый год. У них была огромная библиотека и там я начал читать по-настоящему. Всё подряд: Фенимора Купера, Мопассана, Бальзака. Всю мировую литературу.

КГМ Это в каком классе было?

В. Ш. В восьмом.

КГМ Мопассан и Бальзак в самый раз. (смех)

В. Ш. Поразительно, но вернувшись с Сахалина у меня, вновь наступил отход от чтения. И третий самый главный период обращения к книге пришёл уже в армии. Я не знаю почему, но у нас была самая читающая рота. У нас она называлась наземная испытательная команда. Мы запускали искусственные спутники земли.

КГМ Владимир Васильевич, это не военная тайна? (смех)

В. Ш. Я думаю, уже нет. И вот в армии для меня открылся Достоевский, Толстой и другие русские классики. Если же говорить о моей приверженности к литературе в целом...

КГМ Прошу прощения, но к этому мы вернёмся на более позднем этапе. А пока послушаем рассказ о первых книжках других членов вашей семьи. Бабушку мы послушали, дедка высказался. Теперь слово предоставляется внучке. Соня, какая была твоя первая книжка?

 Нажмите для увеличения. Александр Волков. Волшебник изумрудного города. Фото с сайта book24.ru
Александр Волков. «Волшебник изумрудного города». Фото с сайта book24.ru

С. С. Первая книжка, которую я полюбила, была «Волшебник Изумрудного города». Мне её мама прочла в три года. Там мне понравилось то, как они уже пришли в Изумрудный город и каждому из них Гудвин дал что-то, что ему не хватало. Льву — храбрость, Дровосеку — сердце, а Страшиле — мозги.

И особенно мне запомнился Тотошка. Потому что он разговаривал. Я бы тоже не отказалась от такого разговорчивого пёсика.

КГМ Отлично. А теперь мы послушаем разговорчивую Мышку. (смех) Слово предоставляется твоей маме, Екатерине Владимировне.

Е. С. Я родилась в доме, где было огромное множество книг. И как раз в комнате, которая служила мне детской их, было самое большое количество.

КГМ Часто бывая у вас в гостях, я это запомнил. У тебя и вместо колыбели была книжная полка, на которой вместе с тобой расположились Чехов и Толстой. (смех)

Е. С. И у меня сложилось такое переживание, что за каждой обложкой скрывается какая-то тайна. Я не представляла, как это всё можно было прочитать. Но я любила эти книги. Это были мои друзья. Когда я только-только научилась читать, я читала фамилии этих авторов и у меня появились любимые фамилии. Именно фамилии, потому что читать эти книги я ещё не могла. Но вот лет в семь, кажется, я открыла книжку с интересной фамилией «Шекспир»...

КГМ Почти что Шоган, этим, наверное, она тебя и привлекла? (смех)

Е. С. Да, конечно. А дело было перед Новым годом и в книжке оказались шекспировские сонеты. И я решила один из них выучить к празднику и сказала об этом маме. Но оказалось, что я просчиталась, и это случилось как раз в новогоднюю ночь. Так с томиком Шекспира и его 104 сонетом я этот год и встретила. И запомнила этот случай навсегда.

КГМ А сонет при этом запомнила или нет?

Е. С. Конечно. Пожалуйста.

Не нахожу я времени примет

В твоих чертах. С тех пор, когда впервые

Тебя я встретил, три зимы седые

Трёх пышных лет запорошили след.


Три нежные весны сменили цвет

На сочный плод и листья огневые,

И трижды лес был осенью раздет,

А над тобой не властвуют стихии...

КГМ Спасибо, верю.

Л. С. А у меня любимый 13 сонет.

Не изменяйся, будь самим собой

Ты можешь быть собой, пока живёшь,

Когда же смерть похитит образ твой,

пусть будет кто-то на тебя похож.

КГМ Отлично. Продолжаем импровизированную Шекспировскую перекличку. Владимир Васильевич...

В. Ш. 66 сонет.

 Нажмите для увеличения. Уильям Шекспир. Сонеты. Фото с сайта book24.ru
Уильям Шекспир. «Сонеты». Фото с сайта book24.ru

Зову я смерть. Мне видеть невтерпёж

Достоинство, что просит подаянья,

Над простотой глумящуюся ложь,

Ничтожество в роскошном одеянье,

И совершенству ложный приговор,

И девственность, поруганную грубо,

И неуместной почести позор,

И мощь в плену у немощи беззубой...

КГМ Я вынужден остановить этот поэтический вечер в театре «Глобус». А то сейчас последует: «Быть или не быть? — вот в чём вопрос...» И дальше в полном объёме самая длинная пьеса Шекспира «Гамлет». (смех) Спасибо вам большое! Но пойдём дальше.

 Нажмите для увеличения. Елена Ильина. Четвёртая высота. Фото с сайта smirunitka.ru/43
Елена Ильина. «Четвёртая высота». Фото с сайта smirunitka.ru/43

Е.С. Дальше я ещё хочу немного сказать о Гуле Королёвой. История жизни этой героической девушки, наша своеобразная семейная реликвия. Мне о ней рассказала в детстве мама. Книжки такой в нашем домашнем собрании не было, и я пошла в школьную библиотеку и там нашла эту книжку шестидесятого года издания. Я с таким трепетом прочла эту книгу. Более того она мне помогла совладать с какими-то моими подростковыми страхами. В такие трудные минуты я говорила себе: «Я преодолею всё, как Гуля Королёва. Возьму эту высоту!»

КГМ Здорово!

Е. С. У нас есть ещё один такой сохраняемый семейный литературный сюжет. Эту историю я тоже вначале услышала в пересказе мамы. «Сказка странствий» про Марту и Мая. Потом я пересказывала эту сказку Соне и все вместе мы смотрели много раз фильм, где играет Андрей Миронов. И сейчас у меня есть мечта поставить эту сказку в моём психологическом «Театре дождя».

КГМ Вы замечательно рассказали о первых своих знакомствах с книгой. Теперь давайте перейдём к вашим постоянным литературным друзьям и спутникам. Что вас постоянно подпитывает и занимает, Любовь Николаевна?

Л. С. План товарооборота. (смех)

КГМ Да это великая книга. Дайте почитать хоть на один день. (смех)

Л. С. Мои постоянные спутники определились ещё в школьные годы. Уже тогда я увлеклась поэзией. Любимый поэт, естественно, у меня был Есенин.

 Нажмите для увеличения. Сергей Есенин. «Избранное». Фото с сайта besmart24.ru
Сергей Есенин. «Избранное». Фото с сайта besmart24.ru

КГМ А почему это естественно? В Липецке все любили Есенина?

Л. С. Нет корни-то мои в Рязанской губернии, как раз неподалёку от есенинского села Константинова. И в моей семье Есенин изначально был кумиром.

Я с детства читала его стихи и изучала биографию. А однажды мне даже довелось читать Есенина космонавту Алексею Леонову. У нас в Липецке в Военном городке был дислоцирован отряд переподготовки космонавтов. И вот на одном из концертов в этом отряде я выступала перед Алексеем Архиповичем. А на другом таком же концерте мне выпало удовольствие читать отрывок из «Степи» Чехова перед космонавтом Германом Титовым. Так благодаря этим моим самым любимым авторам я тоже поднялась на своеобразную космическую высоту. (смех)

КГМ Что к тому же лишний раз доказывает космический масштаб жизни и творчества Есенина и Чехова в мировой культуре. (смех)

Владимир Васильевич, вы как заслуженный испытатель искусственных спутников земли (смех) должны продолжить и развить эту тему.

В. Ш. Да-да, конечно. Когда я вернулся из армии, у меня начался лучезарный этап любви к поэзии. Я очень любил стихи, причём именно советских поэтов. Вознесенского, Евтушенко, Доризо. Я знал досконально всё их творчество. Ко мне даже подходил мой двоюродный брат и говорил: «Володя, я с девушкой познакомился, она у меня что-то спрашивает, а я ни одного поэта не знаю. Давай я тебя с ней познакомлю, и ты ей почитаешь. Чтобы она увидела, что я из хорошей семьи». (смех)

КГМ Я, зная Владимира Васильевича, многие годы хочу засвидетельствовать перед нашими читателями его феноменальный талант стихотворного исполнительства. Никогда не забуду, как ты читал и в школьной и в студенческой аудитории «Казнь Стеньки Разина» Евтушенко, «Конь блед» Брюсова, «Чёрный человек» Есенина.

Л. С. Здесь надо упомянуть ещё и Блока, к которому он постоянно возвращается.

Блоковский пятитомник на «золотой полке» в нашей домашней библиотеке. Я помню, как я его покупала в те ещё безкнижные времена. Несколько дней перекликалась в очереди в магазине «Журналист» в Москве. Потом привезла этот пятитомник в Ростов. И Владимир Васильевич его зачитал, что называется до дыр.

КГМ Владимир Васильевич, вот такой вопрос к вам. Вы – учёный-исследователь и вот здесь у вас в домашнем кабинете на полках я вижу книги Джеймса, Пирса, Ницше, Хайдегера. И вместе с тем Блок, Брюсов, Вознесенский. Как это сочетается?

 Нажмите для увеличения. Мартин Хайдегер. Бытие и время. Фото с сайта book-center.kiev.ua
Мартин Хайдегер. «Бытие и время». Фото с сайта book-center.kiev.ua

В. Ш. Я бы сказал, что всё моё чтение поэтично. И я не читаю научную литературу, как научную. Я читаю Хайдегера и Ницше, как поэзию философии. Я думаю, что в нашем искусствознании нет ничего важнее поэзии. Поэзия — первостепенный стимул для предметного чтения.

КГМ А в чём сущность такого поэтического мировосприятия?

В. Ш. Если говорить с позиции моего современного понимания познания, то поэзия — это истинная или настоящая жизнь. Потому что своими символами, знаками, поэтическими строчками она прикасается к бытию человеческому, к духу, если это настоящая поэзия. Всё остальное — трескотня, поверхностность и так далее.

Л. С. Как сказал Шаламов: «Поэзия — дело седых не мальчиков, а мужчин, израненных, не молодых, покрытых рубцами морщин».

КГМ Мы не будем пересчитывать ваши морщины, Владимир Васильевич, не волнуйтесь. Но мудрую седину, как говорится, в карман не спрячешь. (смех)

Теперь обратимся к книгам, с которыми вы познакомились совсем недавно и читаете их непосредственно сейчас.

Вот я смотрю, в течение нашего разговора Соня какую-то книгу не выпускает из рук. Что это за книга, Соня?

С. С. Это школьный учебник. Нам задали выучить стих Ивана Бунина «Розы».

КГМ Этот учебник твой постоянный спутник по жизни сегодня? Ну и как тебе даётся выучивание этого стихотворения?

С. С. С трудом.

КГМ А что так?

 Нажмите для увеличения. Литературное чтение. 3 класс. Фото с сайта ukazka.ru
Литературное чтение. 3 класс. Фото с сайта ukazka.ru

С. С. Во-первых, оно длинное. (смех) Раньше нам задавали Есенина «С добрым утром», там было покороче. И потом у Бунина не так уж и понятно.

КГМ А что не понятно? Ну-ка прочти несколько строчек.

С. С. Блистая облака лепились

В лазури пламенного дня.

Две розы под окном раскрылись,

Две чаши, полные огня.

КГМ Ну, здорово! Смотри как красиво. Какая чудесная картина: облака над нами вылепливаются. Как будто кто-то лепит из них чудесным образом то собаку, то верблюда. Ты лепишь из пластилина?

С. С. Да.

КГМ А здесь облака, как пластилин для кого-то.

С. С. Для великана какого-нибудь.

КГМ Или для Бога, создателя всего мира. Смотри удивительные изменяющиеся всё время облака вверху на небе, а здесь у нас под окном, под самым нашим носом, что называется, тоже чудо. Только не пропусти! «Две розы под окном раскрылись» Ты видела когда-нибудь, когда роза раскрывается?

С. С. Нет.

КГМ А Бунину это удалось подметить. Вначале у розы лепестки как пальчики в кулачок собраны, а потом они начинают медленно так и постепенно открываться. Да ещё лепестки красные и они трепещут, как язычки пламени, и роза тогда становится похожа, как подмечает Бунин, на «чашу полную огня». Мы мимо этой розы пробегали и не замечали этого. Ну трава-травой, да и всё! (смех) А Бунин помог нам увидеть в этом красоту и чудо.

С. С. Если так всё распознавать, на это уйдёт целый день. (смех)

КГМ Ну, если потренироваться и попривыкнуть, то гораздо меньше времени. А потом поэзия и существует для того, чтобы мы не спешили, а остановились, присмотрелись и за внешней трескотнёй, как только что говорил твой дедушка, рассмотрели что-то главное в этой жизни. Так что тренируйся. Оттачивай поэтическое зрение. И Бунин тебе в помощь. Через месяц встретимся и проверим твои успехи в этой области. На оценку, между прочим! (смех)

А мы перейдём к твоей маме, и она нам расскажет какие «литературные учебники» она не выпускает из рук.

Е. С. Я люблю Бунина. Это мой любимый писатель и поэт. И, конечно, его «Две розы» дальше мы будем читать, и учить вместе с Соней.

С. С. У Бунина «Две розы» и мы с мамой тоже вдвоём.

КГМ Ага! И у вас получается уже целая цветочная оранжерея. (смех)

Е. С. Я и с детьми с тяжёлыми заболеваниями, когда работаю, я с ними тоже читаю Бунина. Недавно читала его с мальчиком, у которого ДЦП. Он у меня и в спектакле играл по Бунину.

 Нажмите для увеличения. И. А. Гончаров. Обрыв
И. А. Гончаров "Обрыв". Фото с сайта nnm.me

Так же люблю я читать и перечитывать роман Гончарова «Обрыв». Удивительная книга она мне очень близка.

Помимо всех прочих достоинств настоящей русской литературной школы в ней даны необычайно яркие типы русского женского характера.

Ну, а если говорить о дне сегодняшнем, то я совместно с мамой, как представителем «Ростов-книги» создала в университете проект, который называется «Встреча с персоной». И в рамках этого проекта у нас уже было около десяти встреч с различными современными писателями: Захаром Прилепиным, Павлом Санаевым, Дмитрием Емцом и другими. Особенно мне запомнилась встреча и общение с поэтом Андреем Дементьевым. Необычайно ценными были для меня его рассказы о Юлии Друниной, о Евгении Евтушенко, об Андрее Вознесенском, об эпохе 60-х и её представителях в целом. Запомнилось и блестящее чтение Дементьевым собственных стихов необыкновенно живое и какое-то, я бы сказала, молодое.

Так что я верна своей Отчизне! И больше всего люблю её авторов: Бунина, Гончарова, Дементьева и других представителей реалистической школы, люблю нашу домашнюю библиотеку, которую мама и папа много лет собирали. Но самая любимая моя книга — это «Глубинная дидактика» Владимира Васильевича Шогана. (смех) «Этюды о глубинной дидактике». Ну, а если говорить вполне серьёзно, то мы с папой занимаемся чувственной педагогикой, и я этому посвятила много лет своей жизни. Пять лет учёбы в Петербурге и всю мою жизнь в Ростове. Так что эта книга мне помогает выстроить свой опыт в некую законченную систему.

КГМ И наконец, в последней части нашего разговора я хотел бы услышать от вас какие книги прочитанные совсем в недавнее время произвели на вас наиболее сильное впечатление?

Л. С. Для меня это книга Бориса Мессерера «Промельк Беллы» о замечательной поэтессе и женщине Белле Ахмадулиной. И вторая книга «Москва: место встречи». Это сборник рассказов о Москве. В ней Людмила Улицкая, Дмитрий Быков, Сергей Шаргунов и другие авторы рассказывают о своих любимых местах Москвы.

 Москва: место встречи. Фото с сайта playboyrussia.com
"Москва: место встречи." Фото с сайта playboyrussia.com

Для меня это знаковые места моих студенческих лет в столице. И ещё мне этот сборник дорог тем, что с большинством его авторов мне довелось познакомиться лично в процессе рабочих встреч и участия в различных российских и зарубежных книжных ярмарках.

КГМ Соня тянет руку. Пожалуйста, предоставляю тебе слово.

С. С. Недавно я захотела прочитать сказку, а у меня были только рассказы. Я пошла в зал и выбрала самую толстую книгу. И это оказалась книга Николая Носова «Приключения Незнайки на луне». И мы её с мамой быстро за лето прочитали. Очень интересно: всё, как в настоящей жизни, но только на Луне. (смех)

Е. С. Я хотела бы обратить внимание всех на книгу современной писательницы Елены Радецкой она называется «Нет имени тебе». Она стала для меня откровением. Я хотела бы, чтобы её прочли и другие. Это первая книга этого автора. В ней образ женщины-музы и её связь с художественным миром этого города и с образом любви. Это женский роман, но там есть какой-то стиль особенный, который необыкновенно увлекает. Для меня это было новое знакомство удивительное и прекрасное.

КГМ Катя практически подвела нас всех к последнему нашему традиционному вопросу.

В сегодняшней компании и в присутствии Любови Николаевны Симашковой, первого заместителя генерального директора ОАО «Ростовкнига», он звучит по-особенному. Вам лучше многих известен знаменитый международный девиз работников книжной торговли всех национальностей и цветов: «Книга — лучший подарок!» Какую книгу вы сочли бы лучшим подарком для читателей этого нашего интервью?

Л. С. Мне очень сложно сделать единственны выбор, я бы хотела, чтобы таким подарком для всех стал весь ассортимент, собранный нами на полках наших магазинов в Ростове и по всей Ростовской области. Но если всё же выбирать, я бы, пожалуй, назвала книги Евгения Водолазкина «Лавр», «Авиатор» и другие.

 Нажмите для увеличения. Е. Водолазкин. Авиатор. Фото с сайта wrps-portal.ru.
Е. Водолазкин. Авиатор. Фото с сайта wrps-portal.ru

КГМ Владимир Васильевич.

В. Ш. Для меня сегодня люди, которым бы я, прежде всех, хотел делать подарки — это учителя. А им бы я хотел подарить пока, увы, не существующий многотомник «Художественная антология для учителя истории». В него бы я включил специальные фрагменты и целые произведения художественной прозы и поэзии обо всех этапах истории в особенности русской. Такого чувственного, эмоционально-образного ощущения истории нам сегодня очень не хватает.

КГМ Соня, а ты, какую бы книгу хотела бы подарить своим сверстникам сегодня?

С. С. Эту книжку я хотела бы сама прочитать, я её ещё не читала. Нам о ней рассказывала учительница. Константин Паустовский, по-моему, «Тимуровцы».

КГМ Наверное, всё-таки это книга Аркадия Гайдара «Тимур и его команда».

С. С. Да, точно.

КГМ Про мальчишек и девчонок и их дружную команду, которую они создали, чтобы помогать людям, нуждающимся в такой помощи, в их городе.

 Нажмите для увеличения. Аркадий Гайдар. Тимур и его команда. Фото с сайта book24.ru
Аркадий Гайдар. Тимур и его команда. Фото с сайта book24.ru

Ну, а я говорю спасибо Любови Николаевне Симашковой и её семейной команде книгочеев и книголюбов за то, что они все вместе и каждый в отдельности своей любовью к книгам и чтению помогли и нам сегодня поддержать и укрепить наш собственный интерес к этому удивительному, а в чём-то, как мы отмечали здесь, и волшебному занятию.

Круг чтения семьи Любови Симашковой.

  1. С. Розанов «Приключения Травки».
  2. Е. Ильина «Четвёртая высота».
  3. Ю. Олеша «Три толстяка».
  4. А. Волков «Волшебник Изумрудного города»
  5. С. Есенин Стихотворения.
  6. А. Чехов Сочинения.
  7. В. Шекспир Сонеты.
  8. М. Хайдеггер, Ф.Ницше и другие философы, сочинения.
  9. И. Бунин Сочинения
  10. И. Гончаров «Обрыв».
  11. Книги Е. Водолазкина.
  12. А. Гайдар «Тимур и его команда»
  13. В роли КниГурМенаАлександр Пхида.


Скажи свое слово о любимом городе!

Вы можете отправить свой текст, напечатав его в поле "Примечание", либо  прикрепив файл с текстом.


* Поле, обязательное для заполнения

CAPTCHA