Главная / Быт и бытие ростовских жителей / «Свадьба у Быкадоровых»: (фрагмент романа «Камышеваха»)

«Свадьба у Быкадоровых»: (фрагмент романа «Камышеваха»)

Сидоров
Владимир Сергеевич (1936 -2006)

Владимир Сергеевич Сидоров (1936 -2006), ростовчанин.

Поэт, прозаик, историк-краевед.

Автор поэтических сборников «Черёмуховые холода», «Любимый цвет», «Музыка с листа».

Создатель «Донской казачьей энциклопедии», «Энциклопедии старого Ростова и Нахичевани-на-Дону», книг прозы: «Камышеваха», «Темерник», «Вуркалака», «Крестная ноша» и других.


Читать полностью »
Фото с сайта rostov-80-90.livejournal.com

В этом разделе «Ростовологии» мы помещаем фрагмент романа «Камышеваха» с описанием одного из свадебных обычаев в Ростове начала XX века.



Нажмите для увеличения. Роман Камышеваха. Книга из фонда библиотеки имени В.М.Величкиной
Роман «Камышеваха». Книга из фонда библиотеки имени В.М.Величкиной

Сидоров, В. Камышеваха [Текст]: роман/ В.Сидоров. – Ростов н/Д: Ростовское книжное изд-во, 1985. – с.62-66. Книга из фонда библиотеки имени В.М.Величкиной


Нажмите для увеличения. Казачья свадьба. Фото с сайта humus.livejournal.com
Казачья свадьба. Фото с сайта humus.livejournal.com

Казачья свадьба.

На провесенье была свадьба в Нижнегниловской, у Быкадоровых.

Нижнегниловские казаки враждовали с нижнегниловскими иногородними – хамами, сипами. Мало того, что дрались между собой. На масленицу, когда в Камышевахе сходились на кулачках, с одной стороны Гниловская, с другой – Темерник и Новое поселение, верхнегниловские, работавшие в мастерских, на цементных заводах «Союз» и Плугатырёва (в устье Камышевахи, отчего балка звалась ещё плугатарёвской), дрались на стороне темерчан и новосельцев.

Однако Федя Кужелёв, квартирный хозяин Сергея, был хоть и верхнегниловской, и мастеровой, а по званию – казак. И немало казаков ешё жило здесь, наверху, на ростовском краю, между налезшей мастеровщиной. У них были свои отношения с низом.

У тех же Кужелёвых были в Нижнегниловской и родичи, и сослуживцы, и друзья. С Ильёй Быкадоровым Федя сдружился в школе. Они дружили посейчас, несмотря что жизнь разводила их. Быкадоровы были достаточные хозяева. А Кужелёвы оба свои пая сдавли, жили с этого, да с Фединого заработка, да с отцова рыбальства.

Нажмите для увеличения. Казачья семья начала 20 века. Фото с сайта humus.livejournal.com
Казачья семья начала 20 века. Фото с сайта humus.livejournal.com

Казачья семья начала 20 века.

...Илья Быкадоров изредка заходил к Феде. Был он здоровый парень — о нём до призыва говорили: атаманец. Сергей с матерью снимали у Кужелёвых флигель. За многие годы жизни в близком соседстве хозяева и квартиранты тесно сошлись, и хозяев так же часто можно было найти во флигеле, как квартирантов в доме. Илья приветливо здоровался с Сергеем и его матерью, где бы ни встречал их, припадало им с Сергеем и разговаривать подолгу. Никто из этих троих парней, хотя в обиду они себя не давали, драчлив не был и потасовок между верхнехнегниловскими и нижнегниловскими не любил. У Сергея не было причин отказываться, когда Федя Сказал, что у Ильи сестру выдают замуж и он зовёт их на свадьбу.

Народу на свадьбе было много, были и верхнегниловские казаки. Кто-то, видно сказал о Сергее, что — мастеровщина: на него посматривали. И вот раз, и другой, и третий встретился он глазами с одной девушкой.

А тут стали казаки «ломать ветку». У быкадоровых в саду срезали с вишни большую ветку, вынесли за ворота, воткнули в сугроб у плетня.

Нажмите для увеличения. Зимняя свадьба в России начала 20 века. Картина К.Юона Пляска свах. Фото с сайта Artru.info
Зимняя свадьба в России начала 20 века. Картина К.Юона «Пляска свах».

Зимняя свадьба в России начала 20 века. Картина К.Юона «Пляска свах».

Подруги невесты обвешали ветку разноцветными лентами, конфетами, орехами. Рядом стал с ботигом родич Быкадоровых — рукастый дуроковатый бородач.

Вося на! - щёлкнул он ботигом. - Вося возьми!..

Самый горячий из парней — осман, отвага! - кинулся к ветке. Ботиг выстрелил ему навстречу — с парня сдуло чёрную папаху, самого завертело, как кубарь. Растерявшись от неожиданной жгучей боли. Он закрылся руками. Но быкадоровский родственник умело, самым нахвостником, жиганул по рукам. Парень отскочил, ругаясь, мотая руками.

Восечка на! - хохотал быкадоровский родич. - Восечка возьми!.. - и ботиг чёрной гадюкой свивался, развивался на снегу.

Второй пошёл боком, подняв высокий вортоник, вобрав руки в рукава. Быкадоровский родич полоснул его впротяг. Ботиг хлёстко влепился в полушубок — кругом захохотали: новый, жёлтый, как коровье масло, романовский полушубок раззявился на спине по шву.

Парень, не замечая порухи. Всё подступал боком. Однако второй удар пришёлся ему по ногам, между полушубком и высокими твёрдыми валенками. Парень — присел. Ещё удар по заду, отбросил его.

Нажмите для увеличения. Искусство владения батогами. Фото с сайта Kozaku.in.ua
Искусство владения батогами. Фото с сайта Kozaku.in.ua

Искусство владения батогами.

Да ты поглянь, чего творит! - ахнул звонкий женский голос. - Ты бугаёв полощешь чи людей, аспид?!

Но женщина — похоже, лично задетая неудачей кого-то из этих парней, - не нашла поддержки. Хмельное весёлое многолюдье шумно радовалось зрелищу, безжалостно смеясь над неудачниками.

Ну, кто? - вилюжил ботигом быкадоровский родич. - Вося на!

Коричневая с красниной, лаком отливающая вишнёвая ветка, точно диковинными плодами, обросшая алыми, жёлтыми, зелёными. Синими атласными, глянцевыми ветками, конфетами в пёстрых обёртках, орехами — в серебряных, нетронуто цвела в белом, подсинённом снегу.

Нажмите для увеличения. Сергей снова столкнулся взглядом с этой девушкой. Фото с сайта Artpoisk.info
«Сергей снова столкнулся взглядом с этой девушкой». Фото с сайта Artpoisk.info

«Сергей снова столкнулся взглядом с этой девушкой».

Сергей снова столкнулся взглядами с этой девушкой. И — пошёл из толпы.

Сипа, ты где? - крикнули сзади.

Быкадороваский родич, услышав «сипа», заревел дурным голосом песню, которой дразнили солдат в его молодости и которой не понимал уже сполна, не объяснил бы дословно он сам:

Отнял водку сип сначала!

Атаман наш сип-сипович,

Пильсудский ведь тоже сипа.

Межевые генералы — москали из москалей.

...Инженеры по железной — все сипа и все сипа!

Эта пьяно безобразная, с виду нелепая песня вырвалась когда-то воплями души утеснённого в старинных порядках и вольностях Дона. Многие казачьи болячки неутихающе ныли в ней, но для молодого поколения они все сливались, и по-настоящему внятным оставался только самый общий смысл: неказаки — враги.

Нажмите для увеличения. Фото с сайта Photosight.ru
Кызя, кызя! Кытя, кытя! - подзывал он Сергея, как козу или овцу. Фото с сайта Photosight.ru

Кызя, кызя! Кытя, кытя! - подзывал он Сергея, как козу или овцу.

Быкадоровский родич забыл свои «вося, восичка» - для сипы это не годилось.

Кызя, кызя! Кытя, кытя! - подзывал он Сергея, как козу или овцу, примеряясь захолодавшими глазами, переступая на снегу, поигрывая кнутом. И вдруг, далеко вперёд шагнув с левой ноги, сгибаясь, пальнул в лицо.

У Сергея отец пил. Спьяну ввалился в яму с известью на гниловской станции, где работал сцепщиком. Умирал он страшно. Для Сергея водка навсегда соединилась с этой смертью. Ему было восемнадцать лет, но он не пробовал спиртного — невиданное дело среди рабочих парней.

Единственный, может быть, трезвый человек на свадьбе, Сергей уловил самое начало движения кнута навстречу и поднырнул под него. Страшный ремень распорол воздух над головой. Пружинисто выпрямляясь, Сергей насадил шапку поглубже. Насмешливое гудение толпы как осеклось. Тут же загудели даже гуще, но, с такой же беспощадностью, насмехаясь над оборонителем ветки.

Промахнувшись, быкадоровский родич потерял самую выгодную позицию. Торопливо попятился, чтобы восстановить дистанцию, ударил в другой раз. Но второпях задел ремнём плетень, и ремень пошёл вперёд слабей и неточно. Сергей выставил левую руку — ремень, хлестнув оскользью, навился в три кольца. Сжав его холодную рубчатую плетёнку, Сергей рванул батиг на себя.

Ничего подобного не ждавший, бородач выпустил кнутовище. Тут же, взмыкнув яростно, пошёл навстречу, расставляя руки, загораживая ветку. Кнутовище было уже у Сергея. Вполсилы, жалея, но — чувствительно, потянул он быкадоровского родича по коленям. Тот по-бабьи присел, закрываясь руками. В толпе злорадно захохотали.

Сергей проскочил мимо растерявшегося бородача, выдернул из сугроба сказочно полыхавшую всеми цветами ветку. Повернулся, нашёл глазами ту девушку, кинул ветку в гущу радостно завизжавших девок.

Тем же вечером его избили. Федя ночевал у жалнерки не то вдовы здесь, на низу. Сергей возвращался один. На полдороге, перестревая, вышли из проулка пятеро, взяли в кольцо.

Не ходи, сипа, на наш край, - сказали спереди

Не лабунься, дед, на чужой обед.

А ударили сзади, подбивая.

...От увечий спасла толстая зимняя одежда, глубокий снег да спешка, в которой казаки мешали друг другу.

Поздний «ванька» ворочался порожний из Нижнегниловской в город, зашумел. Парни волками метнулись обратно в проулок — к железной дороге, к Дону.

Извозчик, охая, матерясь, помог Сергею подняться, довёз до дому.

…Сергею было не всё равно, кто бил его. Но больше хотелось знать про девушку.

Нажмите для увеличения. Вишнёвый сад в снегу. Фото с сайта Ok.ru
Вишнёвый сад в снегу. Фото с сайта Ok.ru

Вишнёвый сад в снегу.


Скажи свое слово о любимом городе!

Вы можете отправить свой текст, напечатав его в поле "Примечание", либо  прикрепив файл с текстом.


* Поле, обязательное для заполнения

CAPTCHA