Главная / Быт и бытие ростовских жителей / Фрагмент книги М.Сарьяна «Из моей жизни»

Фрагмент книги М.Сарьяна «Из моей жизни»

Сарьян
Мартирос Саркисович (1880-1972)

Армянский живописец-пейзажист, график и театральный художник. Академик АХ СССР. Народный художник СССР. Герой Социалистического Труда. Лауреат Ленинской и Сталинской премии второй степени.

Родился 28 февраля 1880 в г.Нахичевань-на-Дону, Область Войска Донского, Российская империя.


Читать полностью »

В 1895 году закончил городское училище. С 1897 по 1904 годы учился в Московском училище живописи, ваяния и зодчества, в том числе в мастерских В. А. Серова и К. А. Коровина.

В 1900-х годах участвовал в выставках художественных объединений «Голубая роза», «Союз русских художников», «Мир искусства», «Четыре искусства». Сильное влияние на стиль Сарьяна оказала живопись Поля Гогена и Анри Матисса.

В 1918—1919 годах М. Сарьян живёт с семьёй в Новой Нахичевани. Художник становится инициатором создания и первым директором Армянского краеведческого музея в Ростове-на-Дону. Сотрудничает с театром «Театральная мастерская».

В 1921 году по приглашению председателя Совета народных комиссаров Армении А. Мясникяна переезжает на жительство в Армению.

Там в Ереване он и умер в возрасте 92 лет 5 мая 1972 г, пройдя долгую и плодотворную жизнь.

В собрание «Занимательной Ростовологии» мы включили несколько фрагментов из книги воспоминаний Мартироса Сарьяна «Из моей жизни».



ДЕТСКИЕ ОЩУЩЕНИЯ

 Панорама старой Нахичевани. Фото с сайта meotyda.ru
Панорама старой Нахичевани. Фото с сайта meotyda.ru

Панорама старой Нахичевани

С кручи Темерника показались Новая Нахичевань и Ростов. Утомлённые множеством впечатлений, мы уже с тоской стали вспоминать наш мирный уголок детства на берегу Самбека, затерянный в степи наш далёкий родной хутор. Проехали речку Темерник и стали у шлагбаума железной дороги. Немного погодя показался дым паровоза. «Страшный зверь» быстро приближался. Он стремительно пронёсся мимо нас, а затем, уменьшаясь, вскоре стал чёрной точкой и исчез вдали. В окрестностях города всё чаще стали попадаться едущие навстречу пароконные фаэтоны, которые, очевидно, развозили горожан по дачам. Земля казалась опалённой. Только в низинах зеленели огороды, которые здесь возделывались болгарами.

 Фото с сайта gusenka64.livejourna
Фото с сайта gusenka64.livejourna

Под вечер мы подъехали к Новой Нахичевани, к городу, где семь лет назад я родился и откуда через несколько месяцев меня вместе с матерью увезли в степь. В городе мне всё показалось очень тесным. Дома стояли слишком близко друг к другу. После дневной жары горожане высыпали на улицы с любопытством разглядывали прохожих и проезжающих. С дороги мы очень запылились, отчего, по-видимому, особенно бросались глаза. Наконец мы приблизились к одним воротам, и отец въехал во двор. Навстречу нам вышли тётя Екатерина и наша сестра Анюта.

Маленькие дикие зверята пойманы и заперты в клетку. Их надо приручить и превратить в людей, полезных людей… На следующий день мы простились с отцом, и он вернулся на хутор. После широкой степи маленький дворик, обнесённый деревянным забором, казался нам очень тесным. Я сравнительно быстро примирился со своей участью, но Сероб (брат М.Сарьяна) непрестанно плакал, выражая этим свой протест против городских условий.

Мы стали заниматься армянской и русской грамотой научились читать, писать, прошли элементарную арифметику, так что через год сумели поступить в подготовительный класс городского училища.

Городское училище имело два подготовительных класса и четыре основных. Я окончил их в 1895 году.

Через два года мы переехали в другую квартиру. При доме были двор и маленький садик. Улица была немощёная, и поэтому весной при оттепели и осенью от дождей она превращалась в непролазное болото, в котором застревали даже фаэтоны с лошадьми. Люди, еле пробиравшиеся вдоль заборов, теряли галоши. По всей улице жители клали доски, создавая мостки для перехода.

 Распутица на улице российского провинциального города начала 20 века. Фото с сайта kizhi.karelia.ru
Распутица на улице российского провинциального города начала 20 века. Фото с сайта kizhi.karelia.ru

Распутица на улице российского провинциального города начала 20 века

По пути в школу я проходил через рынок мимо лавок, где продавалось много книжек в ярких переплётах. Мне особенно понравилась одна, а которой было написано «Робинзон Крузо». Купив её за пять копеек, я одним духом прочёл эту книгу. Книжная лавка постоянно привлекала меня, и я часто покупал в ней красочные иллюстрированные книги, большей частью сказки. Но самой любимой моей книгой долгое время оставался «Робинзон Крузо».

Улица и быт наших соседей были нашей основной школой жизни, представление о которой складывалось изо всего увиденного и услышанного нами. На новой улице мы нашли и новые объекты для наблюдений. Напротив нас, на углу улицы, высился белый дом. Надо сказать, что армянские поселенцы даже вдалеке от родных краёв очень любили строить основательно, красиво, озеленяя окружающую территорию, чаще всего сажали во дворах акацию и шелковицу. Так вот, в саду перед этим домом росла прекрасная акация.

 Мартирос Сарьян. Абрикосовое дерево в цвету. 1942 Фото с сайта regnum.ru
Мартирос Сарьян. Абрикосовое дерево в цвету. 1942. Фото с сайта regnum.ru

Мартирос Сарьян. Абрикосовое дерево в цвету. 1942

Весной воздух вокруг неё был напоен чудесным ароматом цветов. Мы не отходили от её ветвей, свисающих через стену, срывали и ели её цветы.

Была у нас знакомая еврейская семья. Моя сестра Катя часто ходила к ним играть со своей подругой Ревеккой. Там её угощали вкусной еврейской мацой. Отец Ревекки был мясником, к нему приносили птицу на убой. Это происходило по соседству с нашим садом, и мы через щели забора подглядывали со свойственным детям любопытством. Мясник был красивым представительным мужчиной с чёрными усами, бородой и вьющимися по щекам пейсами, одетым в белую ермолку и чистый белый халат. На нас, детей, производило особенно тяжёлое впечатление выщипывание перьев у птиц. Но когда мы ели принесённую Катей вкусную мацу и вспоминали красивую Ревекку, все неприятные впечатления мгновенно исчезали. В нашей детской жизни главное место занимали игры. Только вдоволь наигравшись, лишь при свете керосиновой лампы по вечерам, а также рано утром, перед уходом в школу, мы готовили свои уроки.

ВЗГЛЯД НА ЖИЗНЬ СТАРОЙ НАХИЧЕВАНИ

Армянские купцы отправляли за границу многие товары и, прежде всего, шерсть, сало, пшеницу, кожу. Город стремительно рос и менял лицо.

 Памятник императрице Екатерине II на Екатериненской площади (теперь площадь Карла Маркса) в старой Нахичевани. Фото с сайта sosnitsky.livejournal.cом
Памятник императрице Екатерине II на Екатериненской площади (теперь площадь Карла Маркса) в старой Нахичевани. Фото с сайта sosnitsky.livejournal.cом

Памятник императрице Екатерине II на Екатериненской площади (теперь площадь Карла Маркса) в старой Нахичевани.

«Отцы города», боясь притока конкурентов, не согласились превратить Новую Нахичевань в железнодорожный узел, который соединял бы Россию с Кавказом. Это имело роковые последствия для Нахичевани. Железная дорога прошла вдоль речки Темерник, мимо бывшего тогда незначительным города Ростова, что и перевернуло экономику и всю жизнь этих двух городов. Торговля, сосредоточенная раньше в Нахичевани, переместилась в Ростов, куда переехали все крупные коммерсанты, а Нахичевань стала постепенно терять свое ведущее положение.

Город имел очень правильную планировку. Дома были построены по типу особняков, обязательно с садом и двором.

 Нахичеванский фонтан. Фото с сайта ru.hayazg.info
Нахичеванский фонтан. Фото с сайта ru.hayazg.info

Нахичеванский фонтан

Улицы были засажены акацией, серебристыми тополями и другими деревьями. В Новой Нахичевани было семь армянских и две православные церкви. Самые красивые среди них были церкви Божьей матери и Григория Просветителя, построенные в стиле русского ампира.

 Кафедральный собор Григория Просветителя в Новой Нахичевани теперь на его месте расположен Дворец культуры завода Красный Аксай.
Кафедральный собор Григория Просветителя в Новой Нахичевани теперь на его месте расположен Дворец культуры завода Красный Аксай.

Кафедральный собор Григория Просветителя в Новой Нахичевани теперь на его месте расположен Дворец культуры завода Красный Аксай.

 Вид на церковь Сурб-хач конца 19 века. Фото из альбома «Образы старого Ростова» Из коллекции фотографий областного музея краеведения. Изд. «Омега Паблишер» 2006г.
Вид на церковь Сурб-хач конца 19 века. Фото из альбома «Образы старого Ростова» Из коллекции фотографий областного музея краеведения. Изд. «Омега Паблишер» 2006г.

Вид на церковь Сурб-хач конца 19 века.

В семи километрах от города, на высоком берегу Дона, стоял монастырь Сурб-Хач (Святой крест), из-под которого бил холодный ключ. Повсюду были разбросаны чудесные сады, в которых в летнюю пору жители Ростова и Нахичевани спасались от жары. После того как эти два города стали торговыми центрами, капитал стал распоряжаться всем. Обыватели расценивали людей по количеству денег в их карманах. Кое-кто все больше богател, а кто-то и разорялся. Жизнь становилась трудной, заставляя многих уезжать из города на заработки и надолго расставаться с семьями.

Весёлая жизнь Новой Нахичевани

В городе расплодились бесчисленные трактиры, рестораны, питейные дома и увеселительные заведения. Пьянство, сопровождаемое уличными драками, и проституция стали обычными явлениями. При коммерческих удачах купцы устраивали кутежи.

 Коммерческий клуб в Нахичевани. Фото с сайта ru.hayazg.info
Коммерческий клуб в Нахичевани. Фото с сайта ru.hayazg.info

Коммерческий клуб в Нахичевани

Попировав вволю, богач вместе с товарищами садились на фаэтоны с зурначами и катались по всему городу, оглашая окрестности пронзительными звуками зурны. Во время этих прогулок кучерам-музыкантам и лакеям перепадали весьма обильные чаевые. В такие дни по всему городу говорили, что Красильников, или Эзеков, или такой-то кутит.

 Старая добрая шарманка. Фото с сайта forum.artinvestment.ru
Старая добрая шарманка. Фото с сайта forum.artinvestment.ru

Старая добрая шарманка

В Новой Нахичевани стало расти русское и украинское население. Некоторые, долго прожив по соседству с армянскими семьями, породнились с ними. Было немало случаев, когда жившие в Нахичевани русские и украинцы овладевали языком своих добрых соседей, и вообще все перенимали друг от друга много полезного.

Один армянин вместо итальянской шарманки, называвшейся здесь органом, придумал местный, соответствующий духу и вкусам городского населения. Как и итальянские органы, его можно было носить на спине, но устроен был он так, что можно было играть при ходьбе.

Исполнялось органом шесть русских, украинских и армянских песен. Органисты ходили по дворам и были неизменными спутниками всяких торжеств, особенно свадебных процессий. Самыми любимыми песнями были русские: «Барыня» и «Камаринская». Эти органы полюбились горожанам. Было время, когда орган получил очень большое распространение па юге, без пего не обходились карусели, ярмарки, трактиры. Изобретатель местного органа открыл в Новой Нахичевани фабрику и разбогател.

Украинско-русская свадьба

В Новой Нахичевани были установившиеся обычаи. В армянских семьях было принято раз в год, в день имении главы семьи, устраивать танцевальные вечера. Собирались родственники и знакомые. Гости пили чай с вареньем и домашним печеньем. Печенья - хурабья, бадамбезэ и другие - были очень вкусны, по самым главным угощением считался калач, посыпанный сахарной пудрой и жареным миндалем. По этому калачу судили о кулинарных способностях хозяйки. Гости иногда засиживались до рассвета и расходились по домам под звуки «оркестра» из двух-трех музыкантов.

Украинско-русская свадьба в этих местах представляла собой следующее зрелище.

 Иван Соколов. Свадьба. 1860 Фото с сайта my.mail.ru
Иван Соколов. Свадьба. 1860. Фото с сайта my.mail.ru

Иван Соколов. Свадьба. 1860

По улице проходила празднично-нарядная процессия, женщины пели хором песни, славили невесту и жениха, неся в руках подарки и приданое невесты: зеркала, самовар, подушки, а тяжелые предметы, такие, как кровать, шкаф, стол, стулья, везли на повозках. Грива и дуга лошади были украшены пестрыми платками. Процессию сопровождали органист, дудочники и барабанщик. Пение завершалось бурной пляской, во время которой под звуки «Барыни» подбрасывались в воздух предметы приданого. Любопытно, что «Барыню» играли и армянские зурначи, и органисты.

Для нас самым приятным праздником была масленица. Процессия под музыку тех же инструментов обходила город, изредка останавливаясь и заводя пляски. Зрителей приводили в восторг «конники», одновременно представлявшие и всадников, и коней.

День святого Геворка

Весной у армян были два популярных праздника: «зеленое» и «красное» воскресенья, когда почти все горожане устраивали гулянье в поле.

Здесь собирались жители обоих городов и крестьяне окрестных армянских сел. Приходили и из ближайшей казачьей станицы. Мы увлекались каруселями, обвешанными и разрисованными фантастическими украшениями. С восхищением смотрели, как кружатся на каруселях под орган взрослые и дети. У входа в цирк, зазывая гостей, толпились актеры и клоуны. Если в наших карманах заводилась пара гривенников, мы целыми днями болтались на ярмарке, беспечные и счастливые. На эти деньги мы покупали себе халву, апельсины, русский квас. Домой возвращались только поздно ночью.

 Праздничная карусель. Фото с сайта stene.ru
Праздничная карусель. Фото с сайта stene.ru

Праздничная карусель

 Памятник Мартиросу Сарьяну на улице его имени в Ростове-на-Дону. Фото с сайта moroka2009.livejournal.com
Памятник Мартиросу Сарьяну на улице его имени в Ростове-на-Дону. Фото с сайта moroka2009.livejournal.com

Памятник Мартиросу Сарьяну на улице его имени в Ростове-на-Дону


Скажи свое слово о любимом городе!

Вы можете отправить свой текст, напечатав его в поле "Примечание", либо  прикрепив файл с текстом.


* Поле, обязательное для заполнения

CAPTCHA