Главная / Быт и бытие ростовских жителей / Фрагмент из книги «История города Ростова-на-Дону»

Фрагмент из книги «История города Ростова-на-Дону»

Чалхушьян
Григорий Христофорович (1861-1939)

Гpигорий Хpистофорович Чалхушьян (1 июля 1861 – 1 марта 1939) – российский юрист, общественный деятель, литератор и публицист родился в Нахичевани (ныне это Пролетарский район г. Ростова-на-Дону) в обедневшей дворянской семье.

Способный юноша на средства Нахичеванского благотворительного общества был определен в московский Лазаревский институт восточных языков, который окончил в 1881 году с серебряной медалью.


Читать полностью »
Фото с сайта: http://ru.hayazg.info

Получив высшее юридическое образование и вернувшись домой, работал помощником присяжного поверенного. Наряду с юридической практикой, Г. Х. Чалхушьян занимался общественной и литературной деятельностью.

Его стараниями были собраны деньги и поставлены памятники двум известным армянским поэтам Р. Патканяну и М. Налбандяну на территории монастыря Сурб-Хач.

Г. Х. Чалхушьян занимался благотворительной деятельностью. Несколько лет подряд он возглавлял Нахичеванское благотворительное общество. Благодаря его инициативе возникли благотворительные общества в ростовской классической и нахичеванской женской гимназии, женское общество попечения в Нахичевани. Кроме того, такие благотворительные общества появились в селе Чалтырь и Большие Салы (Мясниковский район Ростовской области).

Г. Х. Чалхушьян в течение двадцати лет избирался гласным Нахичеванской городской думы.

В 1919 году в Ростове-на-Дону вышла его знаменитая «Красная книга, в которой он показал, что уничтожение армян-христиан было возведено в Турции в ранг государственной политики.

Григорий Христофорович был в числе организаторов и руководителей Армянского комитета, помогавшего жертвам геноцида в 1915-1916 годах. В 1918-1919 годах Чалхушьян - вице-консул Армянской республики на Дону.

У Григория Христофоровича была большая семья. В годы политических репрессий четверо его сыновей были расстреляны, и хотя самого Григория Христофоровича чаша эта миновала, вскоре, в 1939 году он умер прямо на улице от разрыва сердца.

Похоронен Григорий Xристофорович Чалхушьян на Армянском кладбище в Ростове-на-Дону. Подле него покоится его супруга Софья Андреевна (в девичестве Титрова). Она скончалась в 1947 году. В 1965 году к ней в могилу подзахоронили урну с прахом дочери — Сусанны Map (1900-1965), литератора и переводчицы, умершей в Москве.

«ИСТОРИЯ ГОРОДА РОСТОВА-НА-ДОНУ» ГРИГОРИЯ ЧАЛХУШЬЯНА.

Рукопись Г. X. Чалхушьяна «История города Ростова-на-Дону» была им подготовлена в 1886 году и удостоена специальной премии на конкурсе, объявленном Ростовской городской думой. В своей работе автор опирался на документальные источники, в том числе, использовал архив магистрата Новой Нахичевани. К сожалению, она так и не была напечатана. Автор передал свой труд в городскую библиотеку, а копию подарил Ростовскому на Дону обществу истории, древностей и природы, передавшему ее в свою очередь для хранения в краеведческий музей. Время оказалось безжалостным: в годы Великой Отечественной войны и рукопись и ее копия были утеряны. А через много лет чудесным образом отыскалась в библиотеке ростовского архитектора И. П. Смирнова.

Полностью рукопись Г. Х. Чалхушьяна опубликована в «Донском временнике» за 1999-2003 гг.

Нажмите для увеличения. Донской временник
Донской временник

Чалхушьян, Г.Х. История Ростова-на-Дону / Г. Х. Чалхушьян // Донской временник. – 1999. – С. 110-148. (http://www.donvrem.dspl.ru/years/years.aspx?year=1999

Нажмите для увеличения. Донской временник
Донской временник

Чалхушьян, Г. Х. История города Ростова-на-Дону / Г. Х. Чалхушьян // Донской временник. – 2000. – С. 147-157. (http://www.donvrem.dspl.ru/years/years.aspx?year=2000

Нажмите для увеличения. Донской временник
Донской временник

Чалхушьян, Г. Х. История города Ростова-на-Дону / Г. Х. Чалхушьян // Донской временник. – 2001. – С. 159-207. (http://www.donvrem.dspl.ru/years/years.aspx?year=2001

Нажмите для увеличения. Донской временник
Донской временник

Чалхушьян, Г. Х. История города Ростова-на-Дону / Г. Х. Чалхушьян // Донской временник. – 2002. – С. 164-212. (http://www.donvrem.dspl.ru/years/years.aspx?year=2002

Нажмите для увеличения. Донской временник
Донской временник

Чалхушьян, Г. Х. Историческая записка о городе Ростове-на-Дону / Г. Х. Чалхушьян // Донской временник. – 2003. – С. 156-205. (http://www.donvrem.dspl.ru/years/years.aspx?year=2003

Сегодня, по-прежнему переживая всплеск интереса к краеведению, мы ясно видим, что не только для старшего поколения, но и для молодого оно стало предметом неподдельного интереса.

Ведь на самом деле, краеведение – это уникальное пространство, в рамках которого можно, обращаясь к общему прошлому, говорить о социальных проблемах и процессах, которые происходили с обычными людьми. Это дает нам пищу для размышлений и поразительный по важности материал для исследований. И сегодня, в эпоху господства личного опыта, такие истории обретают все большую популярность.

Мы предлагаем вам окунуться в мир старого Ростова и узнать о нем как можно больше через восприятие нашего земляка – ростовского юриста, общественного деятеля и публициста Г. Х. Чалхушьяна.

На страницах «Занимательной ростовологии» мы публикуем отрывки из этой оригинальной работы краеведа, надеясь, что и сегодняшний читатель найдет для себя что-то неизвестное и вместе с тем занимательное.



Гл. 2 Патриархальностью нравов ростовцы никогда не отличались, это — так, но энергия, предприимчивость, быстрое, неуклонное стремление к раз намеченному, отзывчивость и чуткое понимание общественных интересов наряду с отожествлением их с своими собственными, солидарность, сплоченность, — вот характеристические особенности их и один из факторов развития и процветания города.

Гл. 3 Это в высшей степени оригинальное явление — самопроизвольное, без ведома и согласия города и начальства появление целых слобод — имеет свою историю. Не вдаваясь в ее подробности, которые могли бы отвлечь нас в сторону, мы отметим три фазиса, три эпохи ее; такими фазисами представляется последовательное появление трех слобод: Богатого источника, Бессовестной и Нахаловки. Так как Нахаловка — незаконная дочь нового Ростова, мы поговорим несколько о первых двух слободах. Прежде всего явился Богатый источник. Несмотря на все протесты и жалобы Городского управления, бродяги, и проходимцы, известные, впрочем, более по источникам под названием «разного звания людей», самовольно, без спроса селились внизу крепости Св. Дмитрия и никому не платили налогов и податей, мало того, представляли сомнительный и ненадежный для города элемент. Указы Екатеринославского губернского правления и грозы Городского управления вовсе не пугали этих непрошенных соседей.

Нажмите для увеличения. Фото с сайта: https://161.ru/text/gorod/2019/07/13/66156319/ Вид с Бессовестной слободки на железнодорожный вокзал и Главные мастерские в 1870-х годах
Фото с сайта: https://161.ru/text/gorod/2019/07/13/66156319/ Вид с Бессовестной слободки на железнодорожный вокзал и Главные мастерские в 1870-х годах

Вид с Бессовестной слободки на железнодорожный вокзал и Главные мастерские в 1870-х годах

Нажмите для увеличения. За церковью еще можно увидеть ветряные мельницыФото с сайта: https://161.ru/text/gorod/65900531/
За церковью еще можно увидеть ветряные мельницы Фото с сайта: https://161.ru/text/gorod/65900531/

За церковью еще можно увидеть ветряные мельницы

Гл. 6 «Посевы и хлебопашество, вообще земледелие — совершенно незначительны, возделывание огородных овощей также незначительно, лесных плодов нет вовсе и садовых неизбыточно. Травы обыкновенно хороши, но не удовлетворяют местной потребности... Виноделия, овцеводства, шелководства и вообще хозяйства сельского вовсе нет». Так пишут ростовские гласные и голова в отчете за 1840 год, то же повторяется в думских отчетах последующих годов.

Гл. 8 …переходим к мануфактурной или обделывающей промышленности. Как это ни желательно, тем не менее мы должны отказаться от мысли плавно и стройно изложить последовательное появление и историческое развитие фабрик и заводов; отсутствие дел упраздненной за 1805-1840 годы, «не требовавших никакого производства», следовательно, и не нужных; и сбивчивость, скудность материалов последующих годов, — все становится нам поперек нашей дороги. Мы можем только сообщить, что купцы Кузин и Горохов впервые устроили в Ростове в 1826 году водочный и пивоваренный заводы; знаем, что до 1840 года «мануфактурных заводов и фабрик, кроме фабрики макаронной нет», что затем Кукса открывает стеклянный завод, в 1844 же году Дмитрий Санчинов — пивоваренный завод. Далее в 1846 году купец Ященков открывает чугуноплавильный завод, тогда же купец Сорокин открывает бульонный завод, а спустя четыре года — мыльный».

Важнейшей отраслью ростовского внутреннего хозяйства, важнейшим подспорьем Ростовской внутренней торговли, ее душою, ее центром тяжести был рыболовный промысел, во всех его частях: от улова рыбы до продажи ее в виде сельдей, балыков, икры, клея и рыбьего жира. С давних времен Дон славился изобилием рыбы. Эта рыба была, во-первых, тарань, чебак, донская сельдь, сом, рыбец, бычек и таловирка и, во-вторых, небольшое количество красной рыбы: осетров, севрюги, белуги и стерляди, иногда ловимой в Дону, но больше привозимой из Черноморских промыслов на Дон для сбыта.

Лучшее время для ловли рыбы считались зима и весна. Зимою производилась преимущественно ловля тарани посредством неводов, влекомых под льдом. Зимою же замороженная рыба отправлялась в значительном количестве во внутрь России; поэтому цена на рыбу, кроме улова, зависела еще от морозов; другую же часть рыбы солили и сушили. Ловля осетров, белуги и севрюг производилась обыкновенно крючьями. В 1842 году цены на рыбу начали возвышаться. Дело в том, что до 1840 годов в особенности улов синявки в Дону был значителен, но с переменою в рыболовных снастях очек в 2 ½ вершка заловы этой рыбы уменьшились до того, что промышленность этой рыбы прекратилась вовсе, уменьшился улов рыбы и других родов — чехони, таловирки и других. Тем не менее, несмотря на повышение цен на рыбу, эта промышленность приходила все более и более в цветущее состояние.

Гл. 10 «Мощение улиц (как и съездов, и набережной) начато при городском голове Андрее Романыче Ященко, а именно в 1844 году. Первая вымощена Таганрогская улица с съездом к Дону, потом последовательно Московская улица от Таганрогской до Новой площади, Соборная, Ново-Никольская, со спуском к Дону, Ново-Казанская, Почтовая от общественного дома, занимаемого Думою до Богатого источника, часть улицы Темерницкой от Новой площади до Ново-Казанской».

Нажмите для увеличения. Ростовская набережная Фото с сайта: https://img-fotki.yandex.ru/get/9823/97833783.a37/0_10c267_a31f1578_XXXL.jpg
Ростовская набережная Фото с сайта: https://img-fotki.yandex.ru/get/9823/97833783.a37/0_10c267_a31f1578_XXXL.jpg

Ростовская набережная

Гл. 16 «Поставленному природою в самое выгодное положение, Ростову нужен был человек, который, соединяя светлый ум с несокрушимою волею, пробудил бы его от цепенеющего сна и двинул вперед на ту дорогу, в конце которой... порядок, благоустройство и довольство».

В лице Андрея Матвеевича Байкова Ростов встречает этого человека.

Нажмите для увеличения. Фото с сайта: http://rslovar.com/content
Фото с сайта: http://rslovar.com/content

15 сентября 1862 года надворный советник временно Ростовский 2-й гильдии купец А. М. Байков, 30 лет, выбирается Ростовским обществом в должность Городского головы и 21 октября того же года утверждается в этой должности.

Байков, происходивший из дворян Санкт-Петербургской губернии, кончил курс в Императорском училище Правоведения первым учеником, с произведением в титулярные советники, с награждением первою золотою медалью и записанием имени его на мраморной доске в Конференц зале и определен в департамент Министерства Юстиции Высочайшим приказом по гражданскому ведомству от 15 мая 1850 года. 17 июня того же года, будучи послан с дружиною на остров Равенсари, он участвовал в деле против неприятелей во время бомбардирования острова английским флотом и ранен.

Свои недюжинные способности он выказал при Министерстве Уделов, где слыл «способнейшим» и «достойнейшим».

Мысли, взгляды, характер Андрея Матвеевича Байкова известны были Ростовскому обществу до выборов 15 сентября 1862 года. Деятельность его в Ростове начинается с 1861 года, когда он успешно ходатайствует об учреждении в Ростове конторы Государственного Банка, о расширении прав таможенной заставы, об увеличении почтовой конторы и проч., когда, словом, без его непосредственного содействия здесь ничего не делается, оттого же самое вступление в должность Городского головы в конце 1862 года в наших глазах не играет большой роли и мы смело, без натяжек начинаем историю Ростова байковского периода с 1861 года.

Известно, что в 1862-1863 годах по предложению Министерства Внутренних Дел, когда окончательно был подвергнут разработке вопрос об изменении общественного управления в городах, везде организовались особые комитеты, составляющие обстоятельные записки о состоянии городов, об их экономическом положении и значении. В 1862 году подобный комитет образован и в Ростове из граждан от всех сословий для составления проекта положения о городском общественном управлении Ростова, член комитета от правительства назначен Извольский, поручивший делопроизводство Байкову. Здесь последний ближе сошелся с гражданами, всесторонне ознакомился с городскими делами, изучил Старый Ростов.

И Байков оправдал выбор общества. Он пробудил его от спячки, застоя, мертвенности, рассеял апатию, равнодушие граждан к общественным делам и, сумел найти необходимые элементы развития Ростова, дал им правильное направление. Начинается ряд перемен, улучшений, преобразований; Ростов становится другим городом, Ростов уже обращает на себя внимание правительства и занимает почетное место среди других русских городов. Словом, - настает новая эпоха, созданная исключительно Байковым, непохожая на остальные две эпохи Старого и Нового Ростова и превосходящая их. Чтобы отнестись к ней беспристрастно и справедливо, возьмем весы и положим на одну чашу их дела Байкова за 1861-1870 гг., а на другую – дела Старого Ростова за 1761-1861 гг. и Нового Ростова 1870-1884 гг. и легко свободно перетянет чаша байковская.

«Недаром он зовется «Ростов», телеграфировал Екатеринославский губернатор и Ростовский гражданин Извольский ростовцам, давшим обед А. М. Байкову по случаю шестилетия его плодотворной деятельности в должности городского головы, «как настоящий Русский богатырь растет он не по дням, а по часам».

Гл. 23 «Если мы теперь от внутренней жизни, от внутреннего благоустройства нашего города рассматриваемой нами эпохи, перейдем к внешнему благоустройству, благообразию его, еще легче поймем, какая громадная пропасть разделяет Ростов байковский от старого Ростова. Там, в старом Ростове, щепетильности никакой, простота нравов поразительная, люди живут без мостовых, тротуаров, освещения; их ничто не тревожит, не возмущает, ни невылазная, непроходимая грязь, ни полное отсутствие гигиенических условий, ни же, наконец, всякие мерзости и пакости, открыто во всей циничной наготе творившиеся на площадях. С всем этим они как-то свыклись. К чему только не привыкает человек? Байков — чужой человек, не свой брат. Он протестует путем целого ряда улучшений, преобразований и нововведений. Являются мостовые, тротуары, является освещение и во всем замечается, просвечивает это благообразие, благоустройство; Байков повел за собой все общество. Чтобы понять это действительно странное явление перенесемся в его эпоху. Наплыв людей в Ростов не прекращается; но сюда уже идут не разжалованный поп, не помещичьи люди, не искатели приключений или «вор казак», идут люди образованные, дворяне и чиновники. Сплачивается маленький, ничтожный кружок интеллигентных людей. Далее нет местной интеллигенции, зато есть денежная аристократия, естественно, потянувшая за тем кружком интеллигентных людей. Мещане же и весь серый люд боготворил Байкова, преклонялись пред его умом и энергией и, как послушные дети всегда шли за ним. Излагал свои мысли Байков увлекательно, красноречиво, разрабатывал всякие вопросы всесторонне, умело, с той юридической сноровкой, которую он всосал в себя вместе с воспитанием в училище правоведов, с той глубиной и верностью взгляда, к которым приучила его жизнь, рано, чуть ли не с ученической скамьи. И Байков повел за собою все общество...»

Гл. 26 «До Байкова в Петербурге думали, что Ростов находится на берегу Азовского моря, сами же благодушные обыватели старого Ростова совершенно не интересовались тем, что делается там, в Петербурге, в столице мощной России. Чуткий к интересам Ростова, Байков весьма быстро понял, что такая узкая и исключительная замкнутость в своем муравейнике, такой цепенеющий сон, в котором коснела жизнь старого Ростова, не только ничего хорошего не обещали для города, но и прямо останавливали, тормозили экономический и интеллектуальный рост. И вот Байков систематически и последовательно знакомит правительство с городом, старается сближать их. Ходатайство об учреждении в Ростовском женском училище на счет общества пансионерок имени действительного статского советника, Байков пишет: «Ростов-на-Дону по своему положению и по своей торговле заслуживает особого внимания правительства. До сих пор, будучи одним из отдаленных пунктов Российского царства, отдаленный на 500 верст от своего губернского города, Ростов мало видел содействия правительственной власти и если развивался, то лишь силою местных обстоятельств, таковому развитию благоприятствовавших».

Гл. 30 «Быстрота построек в Ростове, говорит тот же «Харьковский фланер», возводимых почти беспрерывно, изумительна. Многие дома, положительно, ласкают глаз своею красотою и грандиозностью. Дом, например, Мирошниченко на Садовой улице — это нечто даже замечательное в архитектурном отношении...

Вообще сказать, архитектурная сторона Ростова ничего не оставляет желать лучшего. Маленькие домишки с соломенными крышами и покривившимися плетнями, как режущий глаза анахронизм, мелькают еще то тут, то там, но неумолимая рука архитекторов и жажда ростовских обывателей «строиться» сносят их шаг за шагом. Еще в прошлом году, мне говорили, на Садовой улице стоял такой соломенный домишко. Долго боролся слабый старичок, отстаивая свое право на дальнейшее существование в ряду молодых и сильных красавцев-домов, но увы! Старик уступил всеразрушающей силе времени».

«Наконец, рассказывает другой турист, посетивший наш город в нынешнем году, перед глазами вырос и он, давно желанный и с нетерпением всеми ожидаемый Ростов. Все галереи нашего парохода буквально покрылись пассажирами, любующимися на открывшийся перед ним город-красавец. Действительно, вид на него с Дона очаровательный. Свечерело уже, когда мы к нему подъехали, и в сгустившихся, но еще не совсем темных сумерках вырисовывались целые груды каменных огромных строений, которые поднимались друг над другом по возвышенному горному берегу, — то тесно прижимаясь одно к другому, то разбегаясь в разные стороны... И над всем этим возвышались купола церквей и шпицы колоколен, впрочем, очень немногочисленных... Кругом вся река заставлена множеством судов, и над нею вытянулся и словно повис в воздухе высокий красивый мост... И всюду: и в городе, и на реке блестят красноватые звездочки уже зажженных огней... Картина выходит прелестная и очень оживленная..».

«Наконец, пароход причалил к пристани и остановился. Все засуетилось, торопятся сойти поскорее на берег. На пристани толкотня, говор, крики извозщиков и багажных носильщиков... Совершенный содом, положительно, ошеломляющий после тишины и безлюдья, к которым привык за эти последние дни... А сверху, с горы несется глухой шум большого торгового города, словно пчелинье жужжанье из колоссального улья... «Все приезжающие в настоящее время в Ростов и не бывавшие в нем в течение последних десяти, пятнадцати лет, решительно не узнают этого города. Из когда-то ничтожного городишки он превратился теперь в красивый и большой город с прекрасными строениями, широкими улицами и, вообще, мало напоминает собою обычный тип наших русских городов».

Гл. 31 «Как портовый город Ростов имеет особенную черту, прирожденную всякому портовому городу с преобладающим торговым населением, черту, резко бьющую в глаза и делающую ростовца именно не похожим на русского. «Когда свежий человек, говорит «Харьковский фланер», попадает в Ростов на Дону, энергическая физиономия вечно занятого, всегда куда-то спешащего ростовского жителя сейчас бросается ему в глаза. Тихой с «размерцом», плавной и покачивающейся походки, как у нас, — вы тут не заметите. Даже дамы и те двигаются по ростовским панелям быстро и порывисто, точно им тоже некогда».

«Ростов очень оживленный и веселый город с заметно развитою уличною жизнью, отмечает другой турист...

Последняя меня положительно поразила, привыкшего к отсутствию ее в других русских городах. Выйдете вечером на ростовские улицы и вы услышите шум, смех, разговоры, музыку, крики и вас так и охватит эта волна развитой общественной жизни, вы поймете, что этот город, после дневной кипучей деятельности, теперь отдыхает и живет в тоже время полною жизнью, а не дремлет и не храпит во все завитки широкого великороссийского носа... И может быть этой привычкой к уличной жизни и можно объяснить, отчасти конечно, ту быстроту, с которой здесь вспыхивают и распространяются всякие уличные беспорядки, доходящие по временам до крупных погромов». Таков Ростов при первом на него взгляде. Что же касается внутренней его жизни, вне торговли ее трудно себе представить, от того здесь и нет интеллигенции, нет общества и все граждане разделяются на два класса: богатых и бедных, таким образом интеллигенцию заменяет денежная аристократия. «В Ростове, метко замечает "Харьковский фланер", все люди деловые. В этом, конечно, очень много хорошего... Когда я приехал в Ростов, я, понятно, заинтересовался тем классом людей, который у нас принято называть «обществом», есть ли оно в Ростове и каково оно? Я осторожно осведомился об этом у одного из интеллигентных ростовцев, харьковца по рождению. «Богатый город, кипучий, деятельный, но без общества, говорил мне мой знакомый, — верите, тут погрязнем окончательно в уйме гешефтов и торговых операций. Везде это купить-продать, продать-купить, но человека, способного отвлечься хотя на миг от этого, стоном стоящего в воздухе, лозунга, вы почти не найдете»... О Ростове, не преувеличивая, можно сказать, что он весь торгует. Как порт он привлек к себе и теперь привлекает исключительно коммерческий люд...».

Итак, Ростов не имеет ни интеллигенции, ни общества, а имеет богатых и бедных, к этим бедным, которых здесь, как и везде больше, чем богатых, примыкает пришлый люд весьма сравнительной нравственности, с годами люд этот прибывает все большими и большими массами. Эта громадная армия, ежегодно во время навигации посещающая Ростов, состоит из людей бездомных, бродяг; их тянут сюда привольная жизнь и хорошие заработки.

Гл. 39 «Благоустройство Ростова обязано энергии А. М. Байкова и, главным образом, той политике, которой он всегда придерживался и придерживается в городских делах. В любом номере Ведомостей Ростовской на Дону Городской Управы вы найдете объявление: «Городской Голова покорнейше просит господ гласных Городской Думы и всех граждан города, если они заметят какие-либо беспорядки по Городскому общественному Управлению, или пожелают сделать указание, подать совет или сообщить ему что-либо во имя общей пользы, передавать ему обо всем лично или письменно, за что он будет крайне признателен. Одному ему и членам Городской Управы всего увидеть и узнать нельзя; без общего дружного содействия всех, справляться с городским благоустройством очень трудно. До сих пор ни одно указание или сообщение, каким бы путем ни дошло, не было оставлено без внимания; так будет и впредь. Городской голова, если только он дома, принимает всех и каждого во всякое время».

Гл. 46 Программа Андрея Матвеевича Байкова

Самое опасное, самое больное наше место, не раз отравлявшее все успехи нашей торговли, без всякого сомнения, – гирла. С гирл и начал А. М. Байков. Мы уже выше говорили, что они находятся теперь в таком удовлетворительном состоянии, в каком никогда не находились с самого основания Ростова. Гирловой комитет действует энергически и продолжает улучшения.

Во-вторых, Ростов разросся, расширился, разбогател, не благодаря железным дорогам, а великому, естественному водному пути – Дону, мели и перекаты которого не могут не обратить на себя внимания. Отсюда весьма понятное и справедливое ходатайство А. М. Байкова об утверждении положения о судоходном комитете р. Дона, наблюдающем за содержанием в исправном состоянии реки Дона от ст. Качалинской до г. Ростова.

В-третьих, А. М. Байков поставил решительно на очереди вопрос о сооружении набережной, мостовых, вопрос, в принципе, давно решенный, но по неимению средств все откладываемый в долгий ящик. Исход всегда представлялся один — прибегать к займу; но городское хозяйство было расстроено, и город не мог выполнять текущих расходов, погашать существующих долгов. Со вступления Байкова в должность городского головы, финансы настолько поправились, что представилась возможность ввиду неотложной необходимости выше означенных сооружений сделать заем. Это тот миллионный заем, санкционированный постановлением Думы 26 мая 1886 года, который возбудил столько бестолковых пререканий в различного рода корреспонденциях из Ростова. Те, которые вооружались против системы долгов, во-первых, смешивали производительные долги с непроизводительными, во-вторых, забывали, что лишь облигационным займом мы обязаны многими благами цивилизации и удобствами жизни и что отсутствие в Ростове набережной и мостовых такой же долг, не только непроизводительный, но в корне подтачивающий благосостояние города, тормозящий его развитие и играющий на руку тому Новороссийску, грозный призрак которого так тревожил праведный сон доморощенных финансистов.

В-четвертых, канализация Темерника, вопрос, выдвинутый вперед впервые А. М. Байковым, имеет целью не только оздоровление долины Темерника, заражающей теперь миазмами весь город, но и поднятие торгово-промышленного значения этой местности: здесь когда-то были богатые шерстомойни, о которых мы говорили в Старом Ростове, здесь нагружались суда и отчасти занимались судостроением.

В-пятых, чтобы придать более прочности и устойчивости торговле, открыта недавно биржа, о значении которой для такого торгового центра, как Ростов, нечего и распространяться.

В-шестых, в 1884 году последовало по соглашению правлений Курско-Харьково-Азовской и Ростовско-Владикавказской железных дорог установление специального пониженного тарифа (1/60 коп. с пуда и версты) для хлебных грузов, направляемых со всех (исключая Ростовской) станций — Владикавказской железной дороги к Севастопольскому порту. А. М. Байков входил в сношения с правлениями названных дорог, прося, с одной стороны, о распространении специального тарифа на хлебные грузы, отправляемые к Севастопольскому порту и со станций: Ростов — Ростовско-Владикавказской и Курско-Харьково-Азовской железных дорог и Ростов — пристань Козлово-Воронежско-Ростовской железной дороги, чтобы тем дать возможность ростовским негоциантам воспользоваться в ненавигационное время, для отправки хлеба за границу, Севастопольским портом, а с другой стороны, так как отпуск кавказского хлеба за границу производится не иначе, как через посредство Ростовских контор, городской голова просил, чтобы пониженный тариф установлен был и для хлеба, отправляемого с промежуточных станций Владикавказской дороги в ростовские склады.

В конце 1884 года правление Курско-Харьково-Азовской железной дороги уведомляет А. М. Байкова, что оно согласно принять уменьшенный специальный тариф к перевозке по своей дороге хлебных грузов, отправляемых в Севастополь как со станции «Ростов-пристань», так и со станции «Ростов». Но правление Владикавказской дороги не признало возможным допустить понижение на зимнее время тарифа на хлебные грузы, идущие по этой дороге в Ростов, ввиду могущих встретиться на практике затруднений при отделении хлебных грузов, следующих на склады в Ростов, от грузов, предназначенных для транзита в Севастополь, с установлением для последних пониженных ставок.

Ныне А. М. Байков возбудил теперь пред г. Министром Путей Сообщения ходатайство, во-первых, об установлении Ростовско-Владикавказской железной дорогой в период ненавигационного времени специального пониженного тарифа (по 1/60 коп. с пуда и версты) для грузов, направляемых с промежуточных станций этой дороги в Ростов, и, во-вторых, о недопущении отправления дорогами грузов от Ростова посредством установления по соглашению особого специального пониженного тарифа в пользу той или другой местности.

Наконец, последней и самой грандиозной частью байковской программы, преследующей одну цель — оставить за Ростовом первенство на всем юго-востоке России и сделать его второй Одессой — это Волго-Донской канал.

Примечания:

Гл. 3

Бессовестная слободка – это район современного Лендворца, исторический район Ростова-на-Дону, на правом берегу реки Темерник, между Главным железнодорожным вокзалом и историческими районами Олимпиадовка и Красный город-сад.

См. также: https://161.ru/text/gorod/2019/07/13/66156319/ 

https://big-rostov.ru/bolshoj-rostov/istoriya/rostov-vchera-segodnya-zavtra/istoricheskie-nazvaniya-...

http://rslovar.com/content/

Гл. 8

Синявка или (горчак) – маленькая рыбка семейства карповых, обитающая в пресных водоемах.

Талови́рка – маленький лещ, которого поймали подо льдом до того, как он вырос. (Энциклопедический словарь Максимилиана Фасмера)

Гл. 30

Доходный дом купца М. Ф. Мирошниченко разрушен в 1942 году. Сейчас на этом месте находится Ростовская государственная консерватория имени С. В. Рахманинова и сквер.

Гл. 46

Станица Качалинская – ныне это Иловлинский район Волгоградской области.


Скажи свое слово о любимом городе!

Вы можете отправить свой текст, напечатав его в поле "Примечание", либо  прикрепив файл с текстом.


* Поле, обязательное для заполнения

CAPTCHA