Главная / Быт и бытие ростовских жителей / Фрагмент из книги А. Ветлугина «Записки мерзавца: мгновения жизни Юрия Быстрицкого»

Фрагмент из книги А. Ветлугина «Записки мерзавца: мгновения жизни Юрия Быстрицкого»

Рындзюн
Владимир Ильич (1897-1953)

Владимир Ильич Рындзюн, известный под литературным псевдонимом А. Ветлу́гин (в США известен как Voldemar Vetluguin и Voldemar Ryndzune).

Родился 24 февраля 1897 в Ростове-на-Дону — умер 15 мая 1953, в Нью-Йорке — писатель, публицист и журналист.


Читать полностью »

Автор произведений «Авантюристы гражданской войны» (Париж, 1921), «Третья Россия» (Париж, 1922)., роман «Записки мерзавца: моменты жизни Юрия Быстрицкого». Некоторое время работал с Сергеем Есениным, сопровождал его в качестве секретаря и переводчика в зарубежной поездке с Айседорой Дункан. В последние годы жизни работал продюсером и режиссёром в Голливуде.

Нажмите для увеличения. Фото современных руин здания бывшего дома и водолечебницы доктора Ильи Галилеевича Рындзюна, отца писателя А. Ветлугина (Владимира Рындзюна), на Социалистической улице в Ростове.
Фото современных руин здания бывшего дома и водолечебницы доктора Ильи Галилеевича Рындзюна, отца писателя А. Ветлугина (Владимира Рындзюна), на Социалистической улице в Ростове.

Фото современных руин здания бывшего дома и водолечебницы доктора Ильи Галилеевича Рындзюна, отца писателя А. Ветлугина (Владимира Рындзюна), на Социалистической улице в Ростове.



ДОМ ДЕТСТВА

1

Городишко наш степной, воровской и шустрый. Когда железную дорогу строили, инженеры запросили обычную промессу. Купеческое сословие заупрямилось и шиш показало. Инженеры, люди просвещенные, сослались на неудобство прокладки профиля и обошли нас на целых пять с половиной верст. Только потом уж какое-то высокое начальство проезжало, с купцами обедало, инженеров матом обложило и порадовало нас веткой.

Купечеству тоже пальца в рот не клади. У одних деды -- беглые, с Волги, с Оки дралу давали, пробирались Новороссийскими степями и открывали лабазики, лавчонки, б...и.

У других -- и таких большинство, предки -- персидские армяне. Ковыряли ножом на Кавказе, тюрьмы не стали дожидаться, и тоже в степи. Сперва с обезьяной ходили по дворам купеческим и дворянским. "Эй, Машка, покаж как пьяная баба валяется..." Машка оскаливала острые желтые зубы, худощавыми лапами чесала зад и по грязи каталась. Потом заморские гости сообразили, что обезьяна зверь небольшой, ничего за ее спиной не упрячешь -- и завели медведя.

Поставили клетку, за вход по пятаку.

Нажмите для увеличения.Фото с сайта otdoohnul.ru
Фото с сайта otdoohnul.ru

Медведь ревет, пруты ломает и воздух портит, ибо на всю медвежиную братию крепка поговорка: "Зарекался медведь в берлоге не с..." Купцы посмеиваются, краюху, обмазанную дегтем, в клетку просовывают, а под клеткой (потом уже выяснилось) был потайной ход в погреб, где персидскими армянами, специалистами и любителями, выделывались государственные ассигнации сторублевого и пятидесятирублевого достоинства... Пока начальство раскачалось и разнюхало, каким запахом из медвежьей клетки попахивает, -- ассигнации персидские докатились до Архангельска и Красноярска, Варшавы и Владивостока...

Армяне понастроили трехэтажные дома, пооткрывали большущие магазины.

Нажмите для увеличения. У витрины старого магазина. Фото с сайта stene.ru.
У витрины старого магазина. Фото с сайта stene.ru.

У витрины старого магазина.

Когда у человека дом да магазин в придачу... его как-то несподручно в тюрьму сажать... Начальство тем более свою долю сполна востребовало. У армян дети повырастали, в университет поступили... Город рос и рос. Появились банки, затрещал телефон, меценат армянский театр открыл. Так и пошло. Только на долю осталось прозвище -- "медвежьи деньги". Сядем, бывало, обедать, мать начинает кряхтеть, что у Поповьянца на масло гривенник прикинули. Отец кулаком по столу двинет, прибавит крепкое матерное слово: "Ничего, ничего, и на медвежьи деньги, так их и так, своя управа явится..." Любил отец сочный лексикон, хотя и окончил Санкт-Петербургскую военно-хирургическую академию, и в дипломе у него значилось, что упомянутый лекарь Павел Быстрицкий есть "vir doctissimus et sapientissimus" {муж ученнейший и умнейший" (лат.).}, хотя и издал он немало брошюрок, описывавших его неслыханные успехи в деле излечения страждущего человечества. На восьмом году, когда вошел во вкус чтения и поглотил все книги, имевшиеся в доме, от Елены Молоховец до 26 правил шведской гимнастики, раскопал я однажды у матери на пузатом ореховом комоде брошюрку отца. Читаю и ничего не понимаю. "Весной 1895 года обратился ко мне пациент З. Сложения сильного, в легких и сердце процесса не замечено. Жалуется на отсутствие правильных сношений..."

-- Папа, что такое правильные сношения?..

-- Это значит, что дуракам нос совать, куда их не звали, не полагается. А если они суют, им уши обрывают...

Мать вместо ответа за ухо дернула и руками замахала; дворник Тимофей, косноязычный, оспой изрытый белорус, поковырял в носу, сплюнул, подумал и заорал на вшивого кобеля Бульку:

-- Ты, что ж, волк тебя зарежь, крысы изо рта кусок вырывают, а ты за кусками гоняешь...

А больше не у кого спрашивать, не у кухарки же Агафьи? Да она все равно с утра пьяная и грозит на обед плюнуть и в монастырь уйти...

Нажмите для увеличения. Старый двор. Фото с сайта photosight.ru
Старый двор. Фото с сайта photosight.ru

Старый двор.

Скучно на нашем дворе, петрушки не заходят, нищих метлой выгоняют, дагестанских мастеров, лудильщиков самоварных сперва пускали, и я с трепетом их чекмени разглядывал, но прошлой осенью один чумазый в чекмене и папахе, пока самовар чинил, дюжину ложек Фаберже с материнского приданого стянул. С тех пор ворота на запоре, одни крысы из сарая в погреб перебегают, да Булька, на крыс поглядывая, лениво из конуры ворчит...

Нажмите для увеличения. В гостях у друга. Фото с сайта fresher.ru
В гостях у друга. Фото с сайта fresher.ru

В гостях у друга.

Играть мне не с кем, не во что, и родители мои игр не поощряют. Нашел я как-то на чердаке кожаный футляр от зонтика, напихал в него бумаги, привязал гвозди и в диком восторге сам с собой начал в войну играть. Будто неприятель в наши закрытые ворота ломится, а мне поручена защита крепости. Булька лает неистово, бежит за мной, я размахиваю импровизированным ружьем, строю полки, отдаю приказания, топаю по лестнице так, что гнилой щебень пылью подымается, запираю и отпираю ворота, делаю вылазки, обливаю смолой вражеские колонны, отбиваю беспрестанные штурмы.

Нет, на нашем дворе, -- думаю я, носясь по лестницам, не так уж худо. О, здесь много тайн! Что если начать раскопки в углу, под сорным ящиком? Быть может, там зарыты сокровища или имеется потайной ход к складам оружия. Последняя мысль овладела мною в момент, я швырнул футляр от зонтика, выпросил у сонного Тимофея лопату и пошел копать. Картофельная шелуха, коробка из-под сардин, головка протухшей капусты... Ничего, ничего, я не унываю. Поначалу всегда трудно клад найти, потом, смотришь, и заблестит...

Нажмите для увеличения. Там, где зарыты сокровища. Фото с сайта pokupka-radiolom.ru
Там, где зарыты сокровища. Фото с сайта pokupka-radiolom.ru

Там, где зарыты сокровища.

В это время мать вышла на крыльцо и шипящим шепотом сказала: "Юрий, ты что ж, о двух головах? У отца прием, а ты так развозился, что стекла дрожат. В сору копаешься, жаль, что штаны чистые. Пошел бы лучше книжку почитал. От игр ничего путного не будет. Ты, мальчик, должен помнить, чей ты сын. Твой отец -- врач, первое лицо в городе. Иди сейчас же наверх и руки вымой..."

2

Гости к нам редко ходят. У отца характер тяжелый, мать расходоваться на угощенье не любит. По воскресеньям является доктор Купферман, снимает шапку с красным околышем, вытирает лысину клетчатым с горошинами платком и говорит: "A propos {кстати (лат.).}, коллега, я вам собирался рассказать любопытный случай…»

Нажмите для увеличения. Фото с сайта lytera.ru
Фото с сайта lytera.ru

У Купфермана сахарная болезнь, а потому по воскресеньям у нас вместо сладкого антоновские яблоки и разговоры о проценте сахара в Купфермановской моче. Причем и отец мой, и Купферман в раж приходят и никак насчет каких-то нитей сговориться не могут. Отец краснеет, пыжится, рвет усы и говорит: "Простите, коллега, но такой игнорантизм в ваших устах". Купферман хватает шапку, теряет пенсне и возмущенно хрипит о самонадеянных молодых людях... Шапку у него отбирают, самого его с величайшими трудностями снова усаживают за стол, а я незаметно исчезаю, для "близира" кручусь несколько секунд по двору, шмыг в калитку и мчусь туда, куда мне ходить строго запрещено. За квартал от нас уже степь. На траве и вдоль фунтовой дороги разбиты лари, балаганы, шалаши. Так называемый "Новый Базар".

Нажмите для увеличения. На траве и вдоль фунтовой дороги разбиты лари, балаганы, шалаши. Фото с сайта trk.dp.ua
На траве и вдоль фунтовой дороги разбиты лари, балаганы, шалаши. Фото с сайта trk.dp.ua

На траве и вдоль фунтовой дороги разбиты лари, балаганы, шалаши.

Крестьянские возы скрипят, зеленеют капустой, краснеют помидорами, бураками, морковью. Казачки пучеглазые, курносые, с обветренными лицами приносят кур, индюшек, яйца, масла и во весь голос расхваливают свой товар.

-- Подь, у вас, мать моя, в хороде, в жисть не достанешь...

3

Птицы кудахчут, лошади ржут, а в канавах уже разлеглись пьяные мужики. Ибо тут же на базаре помещается здание с двуглавым орлом -- питейная лавка. Сюда-то я и бегу повстречать своего покровителя и приятеля Сашу Богуславского. Саша знает все и про все рассказывает. Он и правильные сношения объяснил мне, и многое другое, о чем дома ни гу-гу. Саше лет тридцать, а может, и все сорок. На главные улицы он не любит ходить, там лабаз его отца, богатейшего купца, который сына за пьянство из дома выгнал и в духовной наследства лишил. Если б не подачки знакомых, Саша бы с голода пропал.

Нажмите для увеличения.Российский босяк начала 20 века. Фото с сайта spichki.abca.ru
Российский босяк начала 20 века. Фото с сайта spichki.abca.ru

Российский босяк начала 20 века.

С утра он уже толчется на кухнях купеческих. Там краюху хлеба с маслом дадут, там кофию хлебнет, там пообедает, а там и двугривенный выпросит. Монета закладывается за нижнюю губу (чтоб товарищи в дороге не отняли), и Саша мчится в монопольку. Шкалик он выпивает без закуски и посуду прячет в карман. Когда двадцать пустых наберется -- в обмен один полный дают. Двадцати шкаликов он еще никогда не собрал. То на улице упадет и разобьет, то под вечер проберется к отцовскому двору и швырнет шкаликом в окно кабинета, где старик пред образами на счетах щелкает, а то у базарной торговки за порожнюю посудину выпросит ломоть ржаного хлеба.

С Сашей мы еще с прошлой зимы подружились. Он к нам, бывало, всю зиму ходил, и мать моя с разговорами бесконечными дарила ему то старые отцовские штаны, то пару вконец истоптанных ботинок. А кухарка Агафья, когда мать в комнаты уйдет, схватит краюху хлеба, маслом помажет, сунет второпях Саше в руку и говорит: "Иди ж, иди, окаянный, когда тебя черти в ад унесут..."

Саша шепотом о чем-то еще пробует ее просить, но тут Агафья возмущается и его за дверь выставляет.

Раз ни Агафьи, ни матери дома не было, я один в кухне сидел и на безмене кубики свои взвешивал. Саша заглянул в окно, увидел меня и пальцем поманил.

-- А что, малыш, если бы в этот шкаф заглянуть...

Я смело раскрыл Агафьин стенной шкаф и любезно пригласил для его осмотра Сашу. Саша вихрем метнулся к верхней полке, схватил бутылку, запечатанную сургучной печатью, потрепал меня по плечу и был таков... Вот крику было: Агафья хотела в полицию идти, мать на Тимофея орала, что это он недосмотрел, а отец строго-настрого приказал Сашу больше ни под каким видом ко двору на пушечный выстрел не подпускать.

Мне без Саши невмоготу, не с кем поговорить, не у кого насчет непонятных вещей справиться. Условились мы с ним сборным местом считать монопольку. А чтоб никто меня не заметил, я сперва по базару долго хожу, будто пряник высматриваю, и обходом через две улицы к пьяному зданию пробираюсь.

Нажмите для увеличения. В старом русском трактире. Фото с сайта studfiles.ru
В старом русском трактире. Фото с сайта studfiles.ru

В старом русском трактире.

За обедом, когда мать заглядится в окно, не идет ли из лечебницы отец, я сейчас же, как говорит Саша, "полным кентером", в карман либо котлету, либо кусок селедки. Кроме того, по Сашиному совету в пятом часу дня, во время отцовского отдыха, отправляюсь в кабинет и роюсь в карманах парусинового пиджака, куда отец частенько медь бросает.

-- Пятаков никогда не бери, -- учит меня Саша, -- пятак на теле чувствуется. Ты норови две штуки по копейке или один трехкопеечник...

Я так и делаю, и ничего, сходит. Но зато и Саша в долгу не остается. По два часа он мне рассказывает о городах, где он с отцом своим по делам бывали, о пароходах, на которых они ездили, о театрах, о гаванях, об устройстве хлебных ссыпок. Чего-чего только не видел Саша! Я ему раз принес проспекты свои драгоценные, так он посмотрел и, оказывается, на этих самых пароходах много раз ездил.

-- Погоди, погоди, Юрий, вот отец мой помрет, все деньги мне оставит, ты к тому времени вырастешь, и поедем мы, братец ты мой, в город Каир. Там фиников в лавках не покупают, а прямо с деревьев рвут, там на ананасы и плевать не хотят, а дынями одних ишаков кормят...

Нажмите для увеличения. Обезьяна падеспань танцевала и рыбу без ножа ела. Фото с сайта livemaster.ru
Обезьяна падеспань танцевала и рыбу без ножа ела. Фото с сайта livemaster.ru

Обезьяна падеспань танцевала и рыбу без ножа ела.

В городе Гамбурге Саша также обезьяну видел, которая во фраке и манишке ходила, падеспань с дамами танцевала и рыбу без ножа ела.

Саша уверяет, будто он эту обезьяну за тысячу двести рублей купил и в отдельном вагоне вез, только на русской границе пришли жандармы, обезьяну отобрали, а Саше морду побили и на документе печать с закорючкой поставили... Есть у Саши один товарищ, с которым они вместе ночлега ищут. Длинный, нескладный, веснушчатый, бородой до глаз оброс, ходит и летом и зимой в рваном ватном пальто с съеденным молью воротником. Штаны у него редко бывают, большей частью он пальто на голом теле носит. Сиделец монопольки называет его почему-то "Товарищ Клейстеров", хотя фамилия его Гнилозубов и сам он не из рабочих, а из черкасских чиновников.

-- Товарищ Клейстеров, нет ли у вас новеньких карточек? -- кричит сиделец. -- Я бы вас косухой угостил...

Гнилозубов роется в карманах, достает засаленные карточки и протягивает сидельцу. Тот как загрохочет... слюна брызжет. Смотрит не меньше получаса, пока босые покупатели шуметь не начинают... И наливает Гнилозубову косуху особой перцовой, которая в банке из-под варенья содержится. Один раз, когда Саши не было, а ждать его долго пришлось, я Гнилозубова робко попросил:

-- Нельзя ли мне ваши карточки посмотреть?

Нажмите для увеличения. Рубашка старинных эротических карточек. Фото с сайта intusiast-type.blogspot.ru
Рубашка старинных эротических карточек. Фото с сайта intusiast-type.blogspot.ru

Рубашка старинных эротических карточек.

Он на меня грозно метнул:

-- А что ты мне за это сделаешь...

-- У нас сегодня холодная телятина на ужин, хотите, я вам кусок украду...

-- Телятина, говоришь... Ну, ладно. Не люблю я, правда, телячьего запаха. Не то навозом, не то мамкой потной пахнет. Ну уж для Сашиного приятеля…

Долго я разглядывал карточки и никак не мог понять, почему сиделец так смеялся. Что ни карточка -- голые люди, что-то друг с другом делают, а что -- неизвестно. Гнилозубов стал было объяснять, но видит, я глазами хлопаю и лоб тру, бросил и сказал:

-- Вырастешь, за девками бегать начнешь, все поймешь...

Саша пришел, про карточки узнал и очень рассердился:

-- Ты, Гнилозубов, дурак, в ребенка половые понятия другим путем надо внедрять...

-- Что такое половые понятия? -- спросил я Сашу.

Саша покряхтел, поиграл, позвенел пустым шкаликом и понес такую околесину, что я домой как во сне ушел.

К отцу с матерью с этого дня я начал относиться враждебно. Все они мне врут, и слушать их больше невозможно.

Весной меня отдали в казенную классическую гимназию, и там к концу первой же четверти я все узнал и все карточки понял.

Нажмите для увеличения.Гимназисты: «экзамен на мужскую зрелость». Фото с сайта runivers.ru
Гимназисты: «экзамен на мужскую зрелость». Фото с сайта runivers.ru

Гимназисты: «экзамен на мужскую зрелость».


Скажи свое слово о любимом городе!

Вы можете отправить свой текст, напечатав его в поле "Примечание", либо  прикрепив файл с текстом.


* Поле, обязательное для заполнения

CAPTCHA