Главная / Быт и бытие ростовских жителей / Дневник путешествия в Южную Россию академика Иоганна Гильденштедта

Дневник путешествия в Южную Россию академика Иоганна Гильденштедта

Академик
Иоганн Гильденштедт

Иоганн Антон (Антонович) Гильденштедт (1745 — 1781) — естествоиспытатель и путешественник из балтийских немцев на русской службе.

Автор первого описания и характеристики почв, растительности и животного мира южнорусских степей.


Читать полностью »

Исследуя по велению Екатерины Великой южные пределы российской империи побывал в донских станицах Семикаракорской, Черкасской (теперь Старочеркасской), Аксайской и других. Несколько дней августа 1773 года провёл в Ростове, оставив о нём следующее описание.



Нажмите для увеличения.Дневник путешествия в Южную Россию. Иоганн Антон (Антонович) Гильденштедт

Путешествие академика Гильденштедта по слободско-украинской губернии / Пер. и предисловие М. Салтыковой ; примеч. Багалей Д. – Харьков : 1892

ДНЕВНИК ПУТЕШЕСТВИЯ В ЮЖНУЮ РОССИЮ академика С.-Петербургской Академии Наук Гильденштедта в 1773-1774 г.

REISE DURCH RUSSLAND UND IM CAUCASISCHEN GEBIRGE

(Перевод с немецкого).

Екатерине Великой принадлежит честь приведения в известность мало ведомого края с незапамятных веков, каким была Новороссия, простиравшаяся от Волги и до Днепра.

Первым ученым лицом отправленным в Новороссию является трудолюбивый академик Гильденштедт, снабженный всеми надлежащими учеными пособиями, и официальными рекомендациями местным начальствам.

«12-го Августа. Утром я переехал в крепость, в казенный дом, где обер-комендант генерал-майор Иван Алексеевич Потапов приказал отвести мне помещение.

В Ростове топят большею частью камышом. Воз камыша с южного берега стоил прежде 50 коп., теперь татары берут за него 10 коп. В крепости пять колодцев - отверстие колодца в квадратную сажень, а глубина в шестнадцать саженей. Воду тянут большими бадьями в восемь русских ведер; бадьи прикрепляются толстыми веревками к валику, так что когда одна опускается, другая поднимается. Эти колодцы очень хорошая вещь: они представляют жителям много удобств, так как дорога с горы вниз к реке весьма трудна. Вода несколько солона, но для употребления в хозяйстве годна, хотя для питья не особенно здорова

13-го Августа. Сегодня я сделал, поездку для обозрения окрестностей и крепости. Она стоит на северной возвышенности, отлого поднимающейся со стороны Дона. На север - ровное поле или беспредельная степь; на восток северная часть также представляет необозримую и ровную степь, а южная пересекается многими оврагами, которые склоняются к Дону. В полуверсте на восток от крепостных верков начинается Купеческая Слобода, простирающаяся в длину около версты на возвышенном берегу реки, на котором стоит и принадлежащая к ней деревянная церковь.

На запад от крепости северная половина представляет тоже ровное и открытое пространство; на южной же половине северной стороны, в полуверсте, начинается Солдатская Слобода, длиною около полуверсты. К ней примыкает Казачья Слобода, такой же длины, простирающаяся - на запад по Дону до устья текущей с севера речки Темерника - по возвышенности, постепенно опускающейся к обеим рекам. В этих слободах живут женатые солдаты, несколько офицеров, казаки и малороссияне.


Нажмите для увеличения.Дневник путешествия в Южную Россию. Иоганн Антон (Антонович) Гильденштедт
ДНЕВНИК ПУТЕШЕСТВИЯ В ЮЖНУЮ РОССИЮ академика С.-Петербургской Академии Наук Гильденштедта в 1773-1774 г. Иллюстрация из книги

Каждый из четырех баталионов имеет здесь свою церковь, а пятая — казачья.

Река Темерник, по имени которой еще в эпоху Петра Великого это место называлось Темерникским портом. Начало свое она берет в двадцати верстах отсюда. Хотя в ширину она имеет здесь не более ста шагов, но в брод ее перейти нельзя. В нескольких верстах выше ее устья, по дороге к Таганрогу и Бахмуту, построен недавно каменный мост. Западный берег ее, как это обыкновенно бывает, крут, восточный же полог. На восточной стороне ее, в углу, который образуется слиянием ее устья с Доном, находится очень удобная пристань и корабельная верфь, в которой теперь стояли три так называемые прамы (Pramen). Это военные суда, пятнадцати саженей в длину, трех саженей в ширину и трех саженей в вышину. Они сидят в воде на глубине около сажени, и состоят из двух этажей: в нижнем хранятся снаряды, во втором стоят пушки, также как и на палубе. Такое судно не имеет ни руля, ни весел, ни мачт. Оно прикрепляется канатами к большой лодке, в которой сидят гребцы, и которою оно буксируется. Их употребляют преимущественно при осаде крепостей.

Далее, повыше этой верфи, вдоль берега стояло множество судов, так называемых байдар, которые походят на струги поляков. Они имеют в длину пятьдесят шагов или около семнадцати саженей, а посредине шесть саженей в ширину, но отсюда к концам сходятся в одну точку, так что они совершенно остроконечны. На них возят сюда провиант, большие кучи которого свалены были на берегу и прикрыты рогожами. Здесь также лежали большие запасы принадлежащего казне строевого леса и досок.

На юг от крепости, возвышающейся на тридцать саженей над Доном, местность очень неровная и изрытая оврагами - она здесь начинает склоняться к Дону; ее теперь стараются выровнять, на что употребляют пленных турок из Бендер, коих здесь до двух тысяч, а равно и малороссиян.

На холме, спускающемся к северному берегу Дона, на высоте от двух до пятнадцати саженей, выступают повсюду слои известняка, который есть не что иное, как ракушечные слёжки, кое-где попадается гнездами частью белый, частью желтоватый песок.

Из этих выступающих на возвышенности каменных залежей бьют в разных местах ключи; из них самый значительный находится посредине возвышенности, на южной стороне крепости, в нескольких саженях ниже ее: благодаря ему это место и было выбрано для постройки крепости. Он бьет из-под известняка, состоящего из ракушечных слежек, струею в шесть дюймов в диаметре, и называется «Богатым Колодцем». Воду его жители крепости употребляют как для приготовления пищи, так и для питья. Она очень чиста и свежа.

В Солдатской Слободе я осматривал фруктовый сад, где росли груши, яблони, вишни и виноград. Последний уже поспевал. В Купеческой слободе я видел другой сад, лучше этого. В нем были яблони, груши и очень большие и превосходного вкуса желтые сливы; плоды еще не совсем были сняты. Абрикосов было много в этом году, а вишен совсем не было. Кроме этих пяти сортов, я не встречал здесь других фруктов. Я советовал сажать волосские орехи, которые непременно должны идти хорошо в этой каменистой, богатой источниками, известковой и открытой полуденным лучам местности.»


Скажи свое слово о любимом городе!

Вы можете отправить свой текст, напечатав его в поле "Примечание", либо  прикрепив файл с текстом.


* Поле, обязательное для заполнения

CAPTCHA